Москва
Москва
Петербург
Интервью: Том Круз

Интервью: Том Круз

В "Операции «Валькирия» Брайана Сингера актер сыграл роль графа Клауса фон Штауффенберга, отважного и подтянутого офицера Вермахта.

С чего вообще вы заинтересовались историей Третьего рейха?

Знаешь, ребенком я смотрел документальный сериал с Лоуренсом Оливье «Мир в войне» и это оставило неизгладимое впечатление. Я рос с убеждением, что Гитлер был кровожадным чудовищем, я мечтал прикончить его (смеется). Да все ребята хотели замочить Гитлера и нацистов, когда мы играли в войнушку! Ну вот, из этого сериала я знал, что какие-то там люди пытались убить Гитлера, но безуспешно. Без деталей: в детстве я больше интересовался историей авиации, чем военной историей, везде — а мы часто переезжали — возил с собой две фотографии: на одной был английский «Спитфайр», на другой — истребитель союзников «P-51 Мустанг». Потом я вырос, стал пилотом, прочитал кучу книг по истории — и вот Брайан Сингер предлагает мне этот сценарий. Я начал читать — и просто не мог оторваться. Представляешь, даже надеялся, что тут все хорошо закончится, как ребенок кусал ногти: ну, может, они все-таки сделают это! Разумеется, я согласился: герой — очаровательный, и тут ведь еще соединилось два моих увлечения, история и военная техника. Знаете, у нас ведь вообще нет CGI в фильме, все машины — реальные Я даже полетал на настоящем «P-51», пока мы снимали.

И чем вас очаровал Клаус фон Штауффенберг?

Видите ли, Штауффенберг фигура очень сложная — он был поэтом, философом. Аристократ-католик — но с правильным пониманием. Он был членом высшего командования — но при этом заботился и об обычных солдатах, я много об этом читал. Штауффенберг так и не вступил в НСДАП, но он был воспитан в духе патриотизма, лояльности, его учили служить и командовать — а когда Гитлер пришел к власти, всем казалось, что политика нацистов патриотична не то слово. Отрезвление произошло уже в 1938-м — существуют документы, где Штауффенберг пишет о Гитлере, что кто-то должен прикончить этого ублюдка. Если вспомнить все фильмы о войне за последние, скажем, 60 лет, то мы увидим, что история преподносилась достаточно однобоко: Германия — плохая, немцы принесли в мир невероятные страдания. Но ведь все не так просто. Эти люди были неоднозначны и сложны, и не все из них были такими монстрами, как мы привыкли думать. Я не знаю истинных масштабов Сопротивления и просто оппозиции в Третьем рейхе, но очевидно, что не все и не каждый был махровым нацистом. И сейчас самое время напомнить миру об этом.

Говорят, немецкие власти вас сильно прессовали из-за свастики — любое использование ее запрещено в Германии, верно?

Ну, немецкие власти нас как бы немного и финансировали, так что у нас в итоге был полный карт-бланш. Свастику в Германии, правда, не любят — это можно было почувствовать, когда мы снимали на городских улицах. В воздухе сразу появляется такое неприятное напряжение. Но когда люди узнавали, что мы снимаем о Штауффенберге, все как-то успокаивалось. Его знают, он считается национальным героем, в его честь названа улица. К сожалению, его вдова умерла незадолго до начала работы над фильмом, но мы встречались в Германии с его дочерью и внуками.

Рецензия на фильм «Операция «Валькирия»»Ваши любтиые роли Тома Круза (проголосовать)

Спилберг как-то пошутил, что, выбирая роли, вы не заходите слишком за рамки своего привычного амплуа — просто рамки эти у вас безграничны.

Я люблю перемены и сложные задачи точно так же, как люблю развлекать публику. Когда я снимался в «Топ Гане», меня спрашивали: зачем ты вообще в это ввязался, это же кино не для тебя. Когда я делал «Коктейль», говорили, что я рекламирую алкоголь. Когда я работал над «Человеком дождя» все тоже шушукались: «Круз и Хоффман… уже два года возятся… что они о себе возомнили…» «Интервью с вампиром» — Круз сошел с ума и делает хоррор! «Джерри Магуайр» — фильм о спортивном агенте?! Для меня чем сложнее и противоречивее персонаж — тем лучше, а уж граф Штауффенберг — противоречивее некуда. Я всегда готов рисковать, если проект любопытный, тем более что во время съемок можно многому научиться от хороших людей.

И кто же ваши учителя?

Самый главный — Ридли Скотт (Круз снимался у него в «Легенде». — Прим. Тime Out). Круче всего у Скотта то, как он использует свет. Ридли каким-то образом точно знает, что получится на пленке. Я всегда первым прибегал смотреть уже отснятый материал и задавал бесконечные вопросы Ридли и Алексу (Алекс Томсон, оператор Скотта. — Прим. Тime Out). Почему эта линза, а не та? Почему такой объектив, а не другой? Наверное, я всех их страшно достал тогда, практически всех в группе, но мне очень повезло работать с людьми, щедрыми на информацию и легкими в общении с молодым и мало кому известным актером. Для меня съемочная площадка в те годы была как для ребенка — кондитерская, я хотел всего и сразу… Уже позже, когда я работал с Кубриком, он спрашивал меня о Ридли и Тони Скоттах, об их методах и приемах, он их очень уважал, вы знаете?.. Ну и самообразование, конечно, я много смотрел документальных фильмов о кинопроизводстве.

Вопрос немного в строну: а кто придумал это страшное волосатое существо в «Солдатах неудачи»?

Ха! Продюсера Гроссмана? Когда Бен Стиллер показал мне сценарий и попросил несколько советов, я сразу понял, что хочу быть в фильме. Мы вписали этот кусок с Лессом Гроссманом, и я поставил только одно условие — что должен танцевать… Бен согласился сразу же, и, я скажу вам, не плясал с таким драйвом со времен «Рискованного бизнеса».

Рецензия на фильм «Операция «Валькирия»»

Ваши любимые роли Тома Круза (проголосовать)

 

23 января 2009,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация