Бедуин
Ради спасения больной лейкозом дочки Рита решается стать суррогатной матерью для странной гей-пары
Игорь Волошин – самая спорная фигура из режиссерской волны конца 2000-х, которую уже окрестили «новыми тихими». Признаваться в симпатиях к его пестрым фильмам до сих пор было как-то неловко – особенно после того, как режиссер разродился державным хоррором о войне в Грузии «Олимпиус инферно». Тем более неожиданно увидеть, как Волошин берется за сюжет пусть и шокирующий, но вполне сентиментальный. Хотя в пересказе фабула «Бедуина» может почудиться чернушной. Главная героиня – мама больной лейкозом девочки, – чтобы добыть денег на ее лечение, соглашается стать суррогатной матерью по просьбе гей-пары из Питера (привет ЗАКСу). Правда, сделать это у нее так и не получится, и единственным выходом останется обратиться к дедовским методам: забрать ребенка от доброго доктора (в исполнении вездесущего комика Светлакова) и отправиться в Иорданию – лечиться верблюжьим молоком. Обвинять в излишней жестокости «Бедуина» язык как-то не пово- рачивается – при всех ужасах это кино скорее пугающе человеколюбивое. Куда более, чем история перерождения ребенка, любопытно перерождение самого режиссера: если раньше он без устали лупил по глазам кислотными цветами и картинами психушек и сквотов, то после «Бедуина» только и рассказывал что о проблемах детства и юношества. Из чего можно сделать вывод: раз «новым тихим» расхотелось кого-то шокировать и они повернулись к тихим же человеческим сюжетам, времена и правда сменились.