На грани
Фильм-ограбление и полицейская драма в одном флаконе. Невиновному копу (Сэм Уортингтон) приходится разыгрывать суицидальную сцену ради великой справедливости.
Образцового копа Ника Кэссиди (Сэм Уортингтон), на 25 лет упрятанного в Синг-Синг за кражу бриллианта «Монарх» (которой он, конечно, не совершал) у мудака-застройщика (Эд Харрис), на один день отпускают из-за решетки — посетить похороны отца. Печальным поводом зэк пользуется на полную — бежит прямо с кладбища, снимает номер на 21-м этаже отеля Рузвельта и… выходит из окна. В следующие несколько часов, пока застывший на парапете самоубийца будет водить за нос совестливую переговорщицу (Элизабет Бэнкс), а на тротуаре — бесноваться толпа зевак, младший брат Ника на пару с невестой попробует выкрасть злосчастный камень из офиса олигарха и тем самым доказать невиновность бывшего полицейского. Самое поразительное в этом прикидывающемся полицейской драмой фильме-ограблении даже не то, как бескомпромиссно сценарист Пабло Фенвес преступает законы логики и физики, чтобы вывести семейку Кэссиди к хеппи-энду (а здесь безнаказанно происходит черт-те что — застройщик хранит способный превратить его в зэка алмаз чуть ли не в нагрудном кармане, ОМОН и ВОХР бездействуют ровно столько, сколько нужно неуловимым мстителям, непослушание приказу вышестоящих чинов и вовсе происходит каждые три минуты). И даже не то, что целая команда заметных актеров (а кроме Уортингтона, Бэнкс и Харриса это еще, например, и Джейми Белл с Энтони Мэки) играет тут не живых людей, а вековые клише, достойные ночных теледрам с кабельного. Нет, больше всего «На грани» потрясает тем, что снял его сын великого датского документалиста Йоргена Лета Асгер, в свое время, например, приложивший руку к сценарию отцовских «Пяти препятствий». Там, напомним, фон Триер мучил пожилого режиссера жесткими формальными ограничениями — и, похоже, самый эффективный способ получить удовольствие от «На грани» — это считать его вариацией на ту же тему. Лет-младший здесь преодолевает банальный сценарий и каноны сразу двух жанров, шаблонную актерскую игру и однообразный псевдосаспенс саундтрека, правила обращения с европейскими талантами в Голливуде, наконец, — и то, что результат этих мучений больше напоминает проходные, но милые бэшки из 70-х, чем кино наших халтурящих современников (Джоэл Шумахер, мы сейчас смотрим на тебя), в известной мере достижение. Но вот до отцовской изворотливости Асгеру, конечно, еще ой как далеко.

Спецпроект

Загружается, подождите ...