Интервью: Мастер Чэнь
Зачем журналисту-международнику понадобилось писать романы и почему гастрономический путеводитель по Вос­току отдельно от романов про Амалию не имеет смысла.
Что изменилось в жизни опыт­ного журналиста-китаиста с тех пор, как он стал Мастером Чэнем?

Очень многое. Начать новую жизнь всегда приятно и полезно. А если она ко всему еще и успеш­ная — это… Есть такое мудрое высказывание: когда у тебя что-то получается, постарайся скрыть свое изумление. Внешне, правда, жизнь не так уж изменилась. Езжу по интерес-ным азиатским странам. Говорю с интересными людьми. Нахожу и читаю редкие книги. Ну а пи­сать — это вообще огромное удо­вольствие. Об истории — в особен­ности. Придумывать или почти придумывать людей, запускать их в реальную историю — да про­сто восторг. Я всегда этого хотел, но все как-то не было шанса. А по­том один раз рискнул, и оказалось, что все происходит так, как заду­мывалось.

Вы подробно и убедительно рассказывали, чем интересны Китай и Средняя Азия VIII века. А чем интересна Малайзия 1929 года?

Малайзия — это перекресток мира, страна с волшебной судьбой. Там зарождалась Британская империя (как концепция) и там же случилось начало ее конца: в «Амалии» про это есть. 1929-й — год, когда казалось, что мировой войны больше не случится никогда, денег у всех будет больше и больше, и музыка никогда не замолчит. Но дело вовсе не в 1929 годе, хотя это, воз­можно, самая загадочная и непо­нятная сегодняшним землянам точка ХХ века. Малайзия — это и сегодня весь мир в миниатюре, Восток и Запад, где находишь удивительные истории, которые заставляют почувствовать душу как европейской, так и множества азиатских цивилизаций. В общем, более уютной страны я не знаю. Хотя подозреваю, что у каждого — своя Малайзия.

В книге красочно и со знани­ем дела описываются индий­ские и китайские яства. Нет ли в планах выпустить, как сейчас модно, гастрономиче­ский путеводитель по Индо­китаю?

В планах нет. Потому что пишу новую «Амалию», друзья подбрасывают идеи следующей, третьей, — понравилась им эта юная леди. Хотя некоторые вор­чат, что им не хватает той особой атмосферы моих средневековых романов. Читатель консервати­вен, но однажды он говорит: опять то же самое! И тут уже — все. А потом, зачем вообще нужен гастрономический путеводитель отдельно от романов про Амалию? Они сами тогда зачем? Главное — понять общую идею: там, в этих странах, все очень вкусно (что я, среди всего прочего, в книге и делаю). А дальше можно разо­браться на месте и без книг, по за­паху.

Рецензия на кингу «Шпион из Калькутты. Амалия и белое видение»