Интервью: Людмила Стеблянко и Роман Смородин
Аниматоры, сделавшие «Про Федота-стрельца, удалого молодца», открывают секреты творческой кухни.
Вы сами какие мультфильмы любите?

Людмила: На меня, пожалуй, самое сильное впечатление в раннем возрасте производили полнометражные диснеевские картины, чуть позже — фильмы Хаяо Миядзаки.

Роман: Людмила, будучи большим поклонником японского аниме, приобщила к нему и меня.

Л: Началось все с совместного просмотра сериала «Евангелион».

Р: И вот уже два года как мы официально женаты.

Л: Нет, всего год.

Р: Одним словом, мы сошлись на почве любви к мультикам.

Л: Видите, мультфильмы прежде всего нужны взрослым, а уж только потом детям.

В детстве вам хотелось оказаться по ту сторону кадра?

Л: Да, хотелось стать Бабой-ягой. А из последних появившихся на экране понравился «ВАЛЛ*И». У него ведь очень трогательная, необычная и красивая история.

Вы, когда придумывали «Федота», чем-то вдохновлялись?

Р: Маяков было довольно много. Начиная от работ Уолта Диснея и заканчивая Тимом Бертоном, но сравнивать наше кино с их творениями будет неэтично. Особенно это касается технологии. Наш «Федот» сделан в технике перекладки, которая применялась еще в докомпьютерную эпоху. Например, в «Ежике в тумане» или «Капитане Врунгеле» весь персонаж состоит из множества разных кусочков, и эти кусочки движутся совершенно самостоятельно. Такая технология позволяет при плоскостном изображении, не используя трехмерную графику, добиться богатой детализации персонажей.

Л: А меня вдохновляет наш кот.

Чего еще от вас ждать?

Р: Не скажем. Во-первых, не хочется сглазить, а во-вторых, как только объявишь о своих планах, сразу же начинается ор со всех сторон: да эта «Мельница» ничего не умеет! Это все москвичи любят про нас так говорить!

Спецпроект

Загружается, подождите ...