Горит ли Париж?
Московский сезон закрыт, а в Петербурге — главная премьера. Михайловский театр восстановил легендарный балет Вайнонена.
Конец XVIII века, окрестности Марселя. Аристократ желает приласкать в лесу попавшуюся ему под руку простолюдинку — но негодная начинает сопротивляться, и за нее заступается отец. Его арестовывают — и совершенно тривиальное задержание вдруг срабатывает как катализатор: через две минуты (в балете время ценится) толпа громит тюрьму, а еще через десять — марсельцы отправляются маршем на Париж. Разумно решив, что сословные проблемы надо решать там, где они создаются, — в королевском дворце.

Балет Василия Вайнонена «Пламя Парижа», впервые поставленный в 1932 году, полон потрясающей музыки революции. То есть музыка там не великая — Борис Асафьев, прямо скажем, не Шостакович (хотя делу помогают использованные Асафьевым французские песни). Но музыка того взаимо понимания, дружбы и счастья, что испытывают люди, когда восстают против несправедливости, — передана в танцах безупречно. И у Вайнонена еще нет никакой рефлексии — что там будет после того, как революция победит. Чистый кайф сражения и победы. При этом суперпрофи Вайнонен отлично просчитывает конструкцию спектакля, понимая, что нельзя занимать все время буйными революционными танцами (хотя они великолепны, особенно танец басков). На сцене появляются и противники восставших — королевский двор смотрит во дворце спектакль, и это весьма хрупкое, утонченное, изысканное зрелище с мифологическим сюжетом. Развернутая сцена — балет в балете, подарок любителям прохладного классического танца. (Потом выясняется, что труппа сочувствует восставшим и помогает им, но это становится сюрпризом для аристократов, а не для сегодняшних зрителей, мы-то в курсе, что балетные умеют устраивать революции). Правда, эта сцена — в середине балета, а финал, где марсельцы празднуют победу, — снова полон атакующей энергии и веселья.

Восстанавливает спектакль Вайнонена главный балетмейстер Михайловского театра Михаил Мессерер, знаменитый педагог и знаток советской хореографии. В отличие от Алексея Ратманского, который сделал в Большом свою версию спектакля, сосредоточившись на том, что революция — это ужасно-ужасно-ужасно, Мессерер точно передает текст и дух оригинала. В роли вождя марсельского народа Филиппа по очереди появятся Иван Васильев и Денис Матвиенко; кто будет девушкой героя — пока неясно; зато в одном из составов в роли придворной актрисы, помогающей восставшим, обещана Анжелина Воронцова — та самая ученица Николая Цискаридзе, которую после увольнения педагога выжили из театра. Трудно представить себе более подходящую девушку на роль царственной классической балерины — так что «Пламя Парижа» обещает стать еще и коллекцией замечательных актерских работ.

Спецпроект

Загружается, подождите ...