Москва
Москва
Петербург
Интервью: Марина Зудина

Интервью: Марина Зудина

В сериале «Наследство» актриса сыграла стервозную бизнесвумен, которая оказывается гораздо лучше, чем кажется на первый взгляд.
Вы почти не снимаетесь в кино. Как режиссеру Тимуру Эсадзе удалось вас уговорить?

Сюжет сериала мне изначально не понравился, но Тимур — очень солнечный и позитивный человек, с отличным чувством юмора и совершенно профессиональным подходом к режиссуре. Он сказал, что писал роль Лизы в расчете на мою индивидуальность. При том, что раньше мы не были знакомы, мне оставалось только гадать: как он увидел во мне те черты, которые я сама в себе не замечала?

Да, вы не производите впечатления стервозной дамочки.

Когда я прочитала готовый сценарий, то хотела сыграть другую роль — жену Домогарова, которую в результате блистательно исполнила Елена Дробышева. Но потом поняла, что Тимур был абсолютно прав. Моя героиня, кстати, не стерва, а человек глубоко чувствующий. Да, она резкая и жесткая, но и ранимая, любящая, сопереживающая. Я таких женщин не играла, по крайней мере в кино. Раньше необычные роли предлагал мне только Олег Павлович Табаков.

Так он и знает вас лучше всех…

Тимур, как выяснилось, тоже отличатся тонким режиссерским чутьем: он создал уникальный звездный ансамбль, в котором артисты не похожи на себя прежних, да и все герои — не ходульные, неоднозначные, глубокие. У нас была удивительная атмосфера на съемочной площадке, мы не участвовали в параллельных проектах, что тоже очень важно, много шутили и в кадре, и за кадром. А Тимур приходил каждое утро с точной раскадровкой — я давно не встречала в кино такого профессионализма. Меня еще в институте научили, что сниматься просто так — дурной тон. Слава богу, что сегодня я могу позволить себе выбирать и не сниматься ради денег.

То есть вас нельзя купить, предложив баснословный гонорар?

Нельзя. Но я не могу представить, что, скажем, Костя Хабенский или Женя Миронов согласятся участвовать в проекте, в котором текст дают только утром и никто не знает, чем в результате все закончится. Есть достоинство профессии, опускаться ниже определенного уровня — унижать себя и любимое дело. Трудно, но можно представить себе, что соглашаешься на что-то только потому, что нечем кормить детей, но тогда уж честнее идти в бизнес и зарабатывать там.

Ваша предыдущая работа — роль Зинаиды Райх (сериал «Есенин». — Прим. ред.), жены Мейерхольда, которую он очень любил, чего нельзя было сказать о людях из его окружения. А ведь она была хорошей актрисой, да и женой тоже. Вы ведь находитесь почти в таком же положении.

Я много читала про Зинаиду Райх. Меня поразил один момент. Окружающие Мейерхольда говорили, мол, понятно, почему ему дается так много — слава, почет, какие-то блага, но совершенно недоумевали, за что все это достается его жене. Но когда у них были гастроли в Германии, не ангажированная немецкая пресса писала, что даже те, кто не приняли Мейерхольда, безоговорочно приняли Райх. Меня вообще удивляет некая избирательность нашей критики: про Бабанову не услышишь ни одного дурного слова, хотя она тоже была не сахар, а Райх принято ругать…

Так есть ведь, наверное, люди, которые и вас не любит просто потому, что вы жена Табакова?

Конечно. Мне однажды передали подслушанный случайно разговор на вручении какой-то театральной премии. Одна женщина спросила другую: «Почему Зудину не выдвинули?» (Я в том сезоне сыграла несколько ярких театральных ролей, и было за что выдвигать). И та ответила: «А зачем? У нее и так все есть, у нее же муж — Табаков». Я снисходительно к этому отношусь. Есть вещи поважнее всяких премий — дети, муж, семья. Никогда бы не променяла того, что я состоялась как женщина, на карьеру. В конце концов, пусть я в историю войду как жена Табакова. А сколько людей вокруг, которые без конца мелькают в телевизоре, а вот оставят ли они след в истории искусства — большой вопрос!

Недавно по телевизору показывали фильм «Мой муж — гений», снятый по воспоминаниям жены Льва Ландау. Кому как не вам ответить на вопрос, действительно ли гению можно простить все?

Сразу скажу, что фильм мне не понравился: он получился плоским, а вся ситуация показана как-то некрасиво, похотливо… Но если любишь по-настоящему, действительно можно простить многое. И дело не в том, гений твой избранник или нет. Очень важно найти человека, который предназначен именно тебе и никому больше. А вот как далеко можно пойти в своем прощении? Вопрос глубоко личный. Тут уж каждый сам решает…

Говорят, что канонизация людей (в некотором смысле это можно отнести и к Табакову, ведь ни у кого не вызывает сомнений тот факт, что он гений) создает некую дистанцию между человеком и его близкими. Вы эту дистанцию чувствуете?

Мой муж обладает отличным чувством юмора и самоиронией. Сам себя на пьедестал он не водружал — это точно. Но я прекрасно понимаю, кто он и насколько много ему дано. И конечно, его интересы в семье стоят на первом месте. Со студенческих лет я привыкла относиться к нему как к Учителю с большой буквы. В наших отношениях нет дистанции, и общаемся вроде бы на равных, но я-то знаю, что он — равнее…


Наследство
Пн — чт, 21.30—22.30, Первый
3 декабря 2008,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация