Москва
Москва
Петербург
«Бог, как диджей на дискотеке, способен вдохновлять людей»

«Бог, как диджей на дискотеке, способен вдохновлять людей»

Руди Маннаэртса узнают на улицах. Антверпенская звезда — настоятель церкви Святого Андрея, заказавший Анн Демельмейстер новое одеяние для статуи Девы Марии.
Как вы пришли к мысли заказать Анн Демельмейстер новое облачение для скульптуры Девы Марии?

— Как историк искусства я могу сказать, что католическая традиция предполагает одевать Деву Марию по моде того периода, когда строится церковь: так, в Нотр-Дам де Пари вы видите фигуры святых в одеяниях XII века. Просто мы забыли об этом. Я решил возродить эту традицию, чтобы показать, что божественное близко и нашему времени.

— И как люди отреагировали?

— Это было во всех газетах, на телевидении. Не каждый журналист, правда, отозвался положительно. Но когда люди, которые не ходят в церковь, узнавали меня на улице, они говорили: вы понимаете нас, вы из нашего времени. Налицо кризис взаимоотношений между церковью и прихожанами. Иногда у людей недостает эмпатии, чтобы понять другого, — и они, к примеру, разводятся. Я бы не хотел, чтобы это происходило во взаимоотношениях людей с Богом.

— В церкви висит боксерская груша. Что вы имели в виду — и место ли спортинвентарю в храме?

— В Священном Писании есть богоборческая традиция — вспомним святого Якова. Сейчас многие люди отвернулись от Бога, недовольны им. Я предложил им простой инструмент, чтобы выразить это несогласие. Но лишь однажды я увидел, что им воспользовались: мужчина был зол на Бога и ударил в грушу. Подростки же часто бьют по ней ради развлечения.

— Вы организовали выставку обуви — от пинеток до старых растоптанных ботинок, подразумевая путь человека. Не привносит ли это в церковь больше человеческого, чем божественного?

— В греческом языке есть два значения слова «церковь». Первое — собирать людей вместе, объединять их, и тогда это дом сообщества. И второе — дом Бога. Но и в доме Бога нам важно чувствовать себя дома. Это не только место присутствия божественного, но и повод подумать о своей жизни, ее смысле. Мне не нравятся религиозные экстремисты. Они пытаются создать впечатление, будто ведут христианский образ жизни, но часто поступают по-детски. Вопрос не в том, сколько свечек поставить. Важно, насколько ты христианин в повседневной жизни. Религиозное искусство призвано не только отражать божественное, но и помогать нам рефлексировать, медитировать. Полагаю, здесь проходит граница между православной и католической традициями.

— Что вы думаете об истории Pussy Riot?

— Когда вашим детям 16 лет, они порой делают глупые вещи, которые вам как мудрым родителям не нравятся. Вопрос — как дать образование детям? Вопрос — любите ли вы своих детей, даже если они совершают глупые вещи? Вспомним блудного сына: отец был рад его возвращению. Людям, которые защищают чистоту религии, не стоит реагировать узколобо, показывать себя самыми серьезными существами на Земле. Я не знаю, какова ментальность русских и православных людей. Но наказание должно быть пропорционально деянию. Неужели мы считаем этот поступок нарушением закона? Тюрьма для меня связана с криминальными вещами. В Священном Писании есть святые, которые обнажались в качестве протеста. Святой Франциск Ассизский снял с себя всю одежду, дарованную ему отцом, и нагой ушел из города. Конечно, это не то же самое, что провести арт-молебен в церкви. Если бы я встретил девушек, сказал бы им: «Наверное, вы считаете, что совершили интересный поступок. Я понимаю, о чем ваше послание. Но, на мой взгляд, это похоже на поведение подростков». Поместив их в тюрьму, власти сделали из них мучениц, сделали их популярными. А вот юмор, улыбка, любовь были бы приглашением подумать над этим.

— Как вы относитесь к тому, что здания многих европейских церквей используют для светских нужд?

— Это происходит по всему миру. Мусульмане, которые начинают жить западной, материалистической жизнью, теряют веру. Карл Маркс прав: как только у людей появляется материальная база, они утрачивают веру. Но задача церкви — сохранять духовную жизнь, приглашать людей к молитве. Многие церкви переживают кризис. Люди больше не ходят в храмы. Церковь не может платить за них, их продают, и они превращаются в музеи, отели. Я бы предпочел, чтобы здания сохранялись и христианская община однажды смогла их использовать снова. Боюсь, однако, что мне самому придется закрывать церкви в Антверпене.

— Но нужно ли людям приходить в церковь физически, чтобы молиться? Или они могут вести духовную жизнь вне церкви?

— Религия — часть культуры, в 1960-е многие люди хотели новой культуры, протестовали против доминирования церкви, которая вмешивалась в их частную жизнь. Некоторые искали новую духовную жизнь в буддизме и индуизме, кто-то стал исламским экстремистом. Но я верю, что христианство выживет, может быть, просто для небольшого количества людей.

— Вы помещаете новые символы в церковь — например, изображение Бога в качестве диджея. Это способ пригласить молодых людей?

— Давайте будем реалистами. Такие акции — это посыл к обществу: мы стараемся понять вашу психологию, ваши ценности. На фреске Микеланджело в Сикстинской капелле Бог изображен старым человеком, который передает божественную энергию Адаму. Тут мы помещаем две сильные руки как символ Бога: это то, что придает диску Земли жизнь. Диджей — популярная фигура среди молодых, и я рад этой метафоре. Я не хочу показать Бога сверхъестественным клоуном. Но хочу показать, что, как диджей на дискотеке, он способен вдохновлять людей, вдыхать жизнь в их идеи, эмоции.
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация