Москва
Москва
Петербург
Прощайте, мама и папа

Прощайте, мама и папа

В новой книге Кристофер Бакли не обманул ожиданий читателей - но и не опорочил память родителей. Книга полна подробностями, которые не назовешь иначе как комическими, несмотря на трагизм обстановки.
Русская обложка этой книги — с черно-пурпурными цветами и бронзово-серебряными, на манер кладбищенской оградки, буквами — сразунастраивает на торжественно-скорбный лад. И кажется, что он вполне уместен: ведь единственный сын берется рассказать нам о том, как с интервалом менее года — апрель 2007-го и февраль 2008-го — он потерял обоих родителей. Но впечатление это обманчиво. Уильям и Патриция Бакли прожили долгую (оба — за восемьдесят) и счастливую жизнь в комфорте и довольстве, они на равных общались с президентами и первейшими знаменитостями нескольких политических эпох, видели успешную карьеру сына и взрослых внуков. «Жили долго и счастливо и умерли (почти) в один день» — это прямо про них. Надо быть очень лицемерным, зашоренным и унылым человеком, чтобы испытывать в такой ситуации одну только беспросветную скорбь. А уж Кристофера Бакли, язвительного и остроумного автора «Здесь курят» и «Господь — мой брокер», в унынии и лицемерии никак не заподозришь.

Поэтому книга полна подробностями, которые не назовешь иначе как комическими, несмотря на трагизм обстановки. Например, входя в палату к лежащей в коме матери, сын начинает читать вслух Экклезиаст. «Я давно уже агностик, однако не достиг того уровня, чтобы читать «Бога как иллюзию„ Ричарда Докинза у постели любимого человека», — замечает он по этому поводу позже, в книге. Или, когда в больницу попадает уже отец, сын рассылает всем заинтересованным лицам составляемые им бюллетени о состоянии его здоровья… и непроизвольно придает им тот же блеск, с каким привык писать пресс-релизы для Белого дома и колонки для „Эсквайра«. К результату это приводит весьма неожиданному: «Позвонил Генри Киссинджер. »Я скучаю по твоим сообщениям о моче», — сказал он своим отрывистым тевтонским баритоном. И я ответил, что он никогда прежде не говорил ничего подобного».

Эта книга — не столько мартиролог, сколько рассказ о двух незаурядных и хорошо дополняющих друг друга людях — непоколебимом «упертом» консерваторе и холодной светской львице, непогрешимой в вопросах вкуса, — и о том, как проходили они через испытания второй полвины XX века, когда консерватизм и хороший вкус, казалось, безнадежно устарели. Кристофер Бакли достаточно умен, чтобы понимать: выдающиеся достоинства его отца и матери мешали им стать по-настоящему отзывчивыми и чуткими родителями. Но достаточно тактичен и литературно искушен, чтобы не говорить об этом прямо. А самое главное — он уже сам достаточно взрослый (за пятьдесят!), чтобы примириться и принять — его родители были такими, какими они были, и нужно помнить и любить их за это. «Оглядываясь назад, я думаю, отец научил меня главному: точно знать, где ты находишься, и использовать инструменты предков», — пишет он. Речь идет о трансатлантическом путешествии на яхте и пользовании секстантом. Но явно не только об этом.

14 января 2011
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Прощайте, мама и папа

Прощайте, мама и папа

В новой книге Кристофер Бакли не обманул ожиданий читателей - но и не опорочил память родителей. Книга полна подробностями, которые не назовешь иначе как комическими, несмотря на трагизм обстановки.
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация