«Этот фильм — посвящение 80-м в Испании»
Педро Альмодовар приветствует темные времена сексом, наркотиками, а главное, смехом.
Новый фильм испанского режиссера Педро Альмодовара «Я очень возбужден» — фарс, история о том, как наполненный пассажирами самолет кружит на высоте 10 км в испанском небе по причине технических неполадок. Троица гей-стюардов кормит экономкласс наркотиками и убирается сама. В определенный момент это отвязное трио срывается и исполняет «I’m So Excited» группы Pointer Sisters, давшую название ленте. Тем временем женатый пилот за спиной собственной супруги «делает это» с другим стюардом, а в бизнес-классе — кунсткамере, набитой коррупционерами и мошенниками, — царят страх и отчаяние.

— Две ваши предыдущие работы, «Кожа, в которой я живу» и «Разомкнутые объятия», были патологичными и задумчивыми. Откуда перемена настроения?

— Я давно собирался снова сделать комедию. К тому же Испания сейчас переживает свои худшие дни со времен возвращения демократии. Самолет, нарезающий круги, — это метафора современного общества. Пассажиры не знают, когда будет посадка. Все, что им известно, — что это будет аварийная посадка и что она будет опасной. В воздухе — неопределенность и страх. Но это комедия, и все заканчивается хорошо. Хотя в реальной жизни мы, увы, не знаем, к чему все идет.

— Значительная часть фильма проходит под знаком невероятного сексуального возбуждения. Секс для вас является последним убежищем в мрачные времена?

— Я хотел, чтобы герои могли насладиться жизнью, находясь на волоске от смерти. Чтобы они приняли величайший дар, которым наградила нас природа, — секс. Не скажу, что это рецепт от всех трагедий, но это прекрасный способ проститься с жизнью. Этот фильм — посвящение 80-м в Испании, которые были временем удивительной творческой свободы, новой демократии и распущенности в лучшем смысле этого слова — приправленной наркотиками и сексом.

— В фильме показаны отношения пилота и стюарда. Вам не кажется, что некоторым зрителям трудно смотреть на подавленную гомосексуальность?

— Я всего лишь говорю о бисексуальности. Никто о ней не говорит, но она куда как более распространена, чем мы привыкли думать. Но постойте: мои слова звучат так, будто фильм — образец непристойности, а это совсем не так! Прокат в Испании идет хорошо, хотя кинематограф не демонстрирует больших успехов, достигнут очередной минимум по сборам. Но давайте не будем о грустном.

— В фильме изображается прием препаратов — как добровольный, так и не очень. Вы вырубили весь экономкласс, а в бизнес-классе и так все на рогах!

— В ситуации с экономклассом мне подсознательно хотелось изобразить наезд со стороны власти, пилотов. Поэтому они подмешивают наркотики в напитки, чтобы заткнуть пассажиров. Чтобы никто не приходил и не раздражал их, понимаете? Стюарды спаивают бизнес-пассажиров особым валенсийским коктейлем, который существует в действительности и очень популярен. Это смесь алкоголя, сока и мескалина — на ней мы продержались все 80-е! Под ним начинается эйфория, и вдобавок он — афродизиак! Люди становятся очень общительными, ты отпускаешь вожжи.

— Вы говорите, что летаете бизнес-классом. Фильм основан на ваших наблюдениях?

— В самолете я обычно просто хочу почитать. Но в полете есть какая-то подвижность времени и пространства, которая помогает мне сконцентрироваться.

— Считается, что в полетах люди часто думают о смерти и сексе.

— Без особых преувеличений можно сказать, что мы оказываемся рядом со смертью сразу же, как ступаем на борт. И фантазии о сексе в самолете тоже очень распространенны!

Персоны

Загружается, подождите ...
Загружается, подождите ...