Интервью: Елизавета Лотова
Актриса Театра им. Пушкина, сыгравшая девушку Платона, объясняет, почему фильм получился таким сдержанным и непорочным.
Вам не кажется, что для фильма о сутенере в «Платоне» маловато обнаженки?

Я вообще противник раздевания на сцене или в кино по любому поводу. Голые сиськи не передают характер. Поэтому перед тем, как обнажиться, я всегда подолгу выясняю с режиссером, действительно ли это необходимо, или можно обойтись. Все должно быть хорошо продумано в контексте спектакля, в контексте роли. А чтобы просто так раздеваться… я же не Анджелина Джоли. Она может себе это позволить, а мне нужно подумать. И вообще фильм ведь не о сиськах, а о душе.

Воля в жизни сильно похож на своего персонажа?

Нет, он же не настоящий сутенер. Я могу только сказать, что роль ему подходит — Паша такой же коммуникабельный, как и его герой, может найти общий язык с любым человеком, с олигархом или моделью.

А у вас есть что-то общее с вашей ролью?

Какое-то сходство с моей героиней у меня есть, но мне трудно сказать, какое именно. Люба острая на язык, мы с ней в этом похожи. Вообще для меня самый главный критик — это моя мама. Когда она мне говорит после спектакля, что не узнала родную дочь, для меня это самая большая похвала.

То, что Люба работает в магазине одежды, это дань «Прекрасной няне»? «Она работала в бутике в Бирюлево…»

Не понимаю, о чем вы говорите.

Телевизор не смотрите?

Нет, почему, бывает, но все-таки стараюсь реже его включать. Смотрю новости культуры, спектакли, на которые не успела сходить в театр, на своих знакомых актеров. «Камеди клаб» я тоже смотрю, если попадаю — но не каждый выпуск. Бывает даже смешно, молодцы ребята. Люблю хорошее кино и стараюсь следить за тем, что там происходит. Последнее из того, что понравилось, — «Жизнь в розовом цвете» про Эдит Пиаф.