Москва
Москва
Петербург
«Возвращается мягкий застой»

«Возвращается мягкий застой»

О меняющемся времени, пустом пространстве и новых работах рассказал Олег Кулик.
Даже не знаю, как спросить — почему вы сделали что-то через столько лет или почему ничего не делали так долго — но это ведь одно и то же?

— Все эти годы я хотел сделать что-то неторопливое. Вот и не торопился. Скажем, тибетские рамы я привез девять лет назад из первого большого путешествия — в монастырь Сера, недалеко от Лхасы, где было антикитайское восстание. Потрясающие резчики из поколения в поколение режут там алтари. Я попросил их вырезать мне такие рамы, чтобы можно было сосредоточиться на чистом пространстве медитации. Казалось, именно рама идеально подходит для этого и я на пороге нового открытия. Два года их везли в Москву, и, когда привезли, оказалось, что ситуация не работает. То, что в Гималаях было интригующей, звенящей пустотой, в центре Москвы превратилось в декоративный предмет Я стал размышлять о том, что такое вообще рама и обрамление, не есть ли оно самое главное в понимании предмета. Крутил в голове эту идею. А после того как сделал выставку «Верю», тема религиозной сакральности совсем отошла, сменилась интересом к парасакральным практикам, в том числе к искусству, эстетике. Осталось там что-нибудь от священных жертв Аполлону? Начал делать оперы, «пространственные литургии» — такие церемонии, которые вводят человека в особого рода состояния. Не очень получалось, не понятно пока, осталось или нет…

— Ну ладно, а время тоже можно «взять в рамы»?

— Год назад, как раз когда случился суд над Pussy Riot, по-моему, завершился важный цикл, который начался в 1991 году. Перформансы 1990-х — это ведь была попытка вовлечь массы в искусство улицы, продолжение практик, которые начали еще футуристы сто лет назад. Pussy Riot, похоже, завершили этот процесс — их перформанс прозвучал неожиданно громко, был услышан во всем мире, о нашем современном искусстве узнали все. Все сошлось. Они поставили точку, завершив большой круг от 19 августа до 19 августа — ровно 21 год. Эта ситуация требует обрамления. Хочется понять, что произошло. Действительно, что изменилось? Мы видим очередной недолговечный фейк или то, что реально существует и никуда не уйдет? И какую раму художник должен предложить, когда формализм существует рядом с активизмом, а приемы и жанры — с ощущением бесформенного трепетания этой жизни? Сейчас сложнее, чем сто лет назад, когда появился «Черный квадрат». Сейчас нет былой уверенности в символах, любое содержание расплывается, разлетается, становится хлипким и неуловимым. Но можно собрать обрывки, клочки смысла, попробовать сделать какую-то раму, обрамить все это… Вот так и появилось это полупустое пространство в центре, но с пластическим комментарием по краям из значимых и узнаваемых образов.

— Что нового в этой ситуации?

— Да нет ничего нового — возвращается мягкий застой, власть становится брежневской. Мы опять рождены, чтоб старую сказку сделать былью. Появилась уникальная возможность — второй раз войти в ту же воду. Может, в другую волну. Все же волнами развивается…
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация