Идите в баню!
По своему звуковому оформлению акт поглощения пищи должен чем-то напоминать половой
Лучшее средство от похмелья номер один — не пить накануне. Если вы все же выпили, то лучшее средство от похмелья номер два — баня. Хорошая русская баня. И если вам хватит сил на то, чтобы вытащить себя из дома, если вам хватит мужества, чтобы смотреть в глаза свежевыбритым воскресным папам с нарядными детьми, прогуливающимся в сквере возле дома, если хватит опыта вождения, чтобы в этом состоянии зарулить в маленький переулочек в старом центре Москвы, то можете расслабиться — вы спасены. Заплатив 1000 рублей за два часа пребывания в самом настоящем земном раю, вы получаете гарантию того, что выйдете отсюда совершенно другим человеком — новым, здоровым и румяным. А главное — забудете о похмелье и обо всем, что с ним связано. Не берите пива. Опохмел в бане — как «Макдоналдс» в перерыве между «Лебединым» и «Щелкунчиком» в Большом. Берите квас — его приносят из дорогого русского расположенного в этом же здании. Конечно, если вам совсем плохо, так сказать, с большой буквы «Х», то можно и пива. И пускай эти цифры ассоциируются с неотложкой. А вот из закусок настоятельно рекомендую не брать ничего твердого — хоть вы и испытываете муки голодающего, ваш желудок сейчас ни в коей мере не готов к бифштексу. Только жидкое и горячее, причем желательно рыбное и с кислинкой…

Лучшее, что есть в Сандунах, — рыбная солянка с двумя крошечными аппетитными расстегайчиками. Обилие соленых огурчиков и лимон в этом блюде растворят все остатки ужаса, скопившегося в ваших органах пищеварения и отравляющего кровь и все существование в целом. Пока несут солянку, глотните кваску — и срочно в парилку. И лежать, лежать, лежать, потеть, потеть, потеть, пока не почувствуете, что вам не так уж и жарко. Вот это как раз тот момент, когда надо выходить. Вставайте медленно, чтобы не хватил удар. Зачем портить окружающим воскресный пар своим падением в обморок и приездом скорой? Окружающих надо беречь. Аккуратно выносите себя из парной и… заставьте себя встать под холодный душ. Кадку с ледяной водой оставьте для второго-третьего захода.

И вот на ваших щеках зарделся первый румянец со времен Великой Отечественной… Дышать стало легче, хотя мысли еще в беспорядке бьются о стенки вашей черепной коробки. Светящиеся букашки перед глазами наконецто нашли путь на свободу, тремор в руках исчез, тошноты как будто и не было, но еще осталась отрыжка. Впрочем, кажется, это квас. Принесли солянку. Пока она стынет, сделайте еще один заход в парную минут на пять, а потом, мысленно концентрируясь на солоноватых каперсах и жирном норвежском лососе, опрокиньте на себя кадушку холодной воды. Бегом к столу. Поешьте. Во время еды не сдерживайте себя — выражайте свои эмоции при помощи стонов. По своему звуковому оформлению акт поглощения пищи должен чем-то напоминать половой. Но не пускайтесь во все тяжкие, ибо умеренность — это как раз то, чего вам, судя по всему, не хватило вчера. И забывать об этой благодетели, как только полегчало, — настоящее Помните, дорогие читатели, что то похмелье — не последнее, и раз уж вы оказались в бане, запомните дорогу сюда. Мало ли что.