Брайан Сингер: «Удовольствие мне приносит работа в качестве режиссера»
Режиссер «Джека — покорителя великанов» рассказывает, как из независимого режиссера превратился в автора блок-бастеров.
18 лет назад вас, режиссера «Подозрительных лиц», называли надеждой американского независимого кино. А теперь вы только и делаете, что снимаете блокбастеры.

— Знаете, я подписал контракт на первую часть «Людей Икс» в 1996 году, а это было еще до того, как я снял «Способного ученика» (третий фильм режиссера, 1998 г. — Прим. ред.). Так что уже после «Подозрительных лиц» было понятно, что я двигаюсь прямиком к студийным блокбастерам. «Ученик» не был очень уж прибыльным фильмом, но я на нем заработал много денег потому, что грамотно выстроил контракт. Так что я эти деньги сохранил и с ними за пазухой взялся за свой первый студийный фильм — «Людей Икс». Проблем было очень много, но я знал, что даже если сейчас облажаюсь, для своего следующего фильма у меня деньги есть, и это заметно снижало напряжение. Имея какой-то собственный материальный багаж за плечами, куда легче с умом распоряжаться чужими бюджетами.

— Каково вам сейчас возвращаться к «Людям Икс» после того, как вы уступили в последнем фильме режиссерское кресло Мэттью Вону?

— Я получил большое удовольствие, продюсируя «Людей Икс: Первый класс», — подружился с Мэттью Воном, познакомился с Ником Холтом, который, собственно, и играет заглавную роль в «Джеке — покорителе великанов». Но не стоит лукавить, куда большее удовольствие мне приносит работа в качестве режиссера. Я рад возможности вернуть во франшизу Йена Маккеллена, Патрика Стюарта, Хью Джекмана. Теперь мы рассказываем историю о перемещениях во времени — такой темы не было в предыдущих фильмах.

— Что самое трудное в том, чтобы пересказывать известную историю по-новому?

— Самое трудное — это не цепляться за саму историю, а выжать из нее суть, и уже эту суть обрабатывать со всех сторон. Сказка о Джеке и волшебных бобах ведь довольно схематичная и простенькая, хотя не без «двойной морали» — я, признаюсь, в детстве всегда сочувствовал великанам. У меня же получился классический приключенческий фильм, в котором, так уж вышло, вовсю используется иконография известной сказки. Тот, кто знаком с оригинальной историей, по одному лишь синопсису поймет, что у моего фильма с ней мало общего. Хотя когда снимаешь что-то, основанное на уже существующем материале, надо выполнять элементарные обязательные условия: например, у Росомахи не может быть двух когтей на руке, их должно быть три. Меня в свое время критиковали, что я немного видоизменил букву S на груди у Супермена. Изменил по сравнению с чем? За 70-летнюю историю комиксов о Супермене эта буква менялась раз 15, и ничего, никто не возмущался.

— К слову о Супермене. 7 лет назад вы пытались возродить франшизу, сняв «Возвращение Супермена», а теперь нас ждет еще один перезапуск. Вам не обидно?

— Если бы этот перезапуск случился сразу после моего фильма, мне было бы обидно, потому что тогда я еще надеялся на сиквел. А так — ну что уж переживать теперь? Я восхищаюсь Заком Снайдером, а также мы друзья с Генри Кавиллом. Мне остается расслабиться и смотреть «Человека из стали» — как зрителю, как большому фанату Супермена. Главное, что он не выходит в один день с «Джеком — покорителем великанов», а то нам не поздоровилось бы.

Спецпроект

Загружается, подождите ...