Интервью: Владимир Епифанцев
Когда-то культовый трэш-мейкер и мистификатор — теперь герой боевика «Непобедимый».
У вас уже было несколько больших проектов, но «Непобедимый» — первый фильм голливудского уровня. Масштаб не давит?

Мне так надоели съемки на любительскую камеру! Хочется, чтобы у фильма был нормальный бюджет, хорошие артисты и трюки на уровне. Если кино делается непрофессионалами, то на площадке сразу начинается нервотрепка, эти нервы передаются на экран и результат сразу можно отправлять на помойку. А хорошие фильмы снимают профессионалы, которые не дергаются, а работают как часы. С ними работа сразу становится не такой сложной и приносит удовольствие. Но это не имеет никакого отношения к моим загробным исследованиям в области познания запредельных несусветиц.

Изучаете параллельные миры?

Да, и в связи с этим у меня сейчас выходит альбом очень жесткой индустриальной музыки. Называться он будет, скорее всего, «Не грусти, котенок» — мне кажется, сегодня это звучит страшнее, чем, например, «Время убивать» или «Взорви свои яйца». Чтобы делать что-то подобное, не обязательно быть музыкантом, даже наоборот, это опасно и вредно. Я просто исследователь страшных материй.

А сделать какой-нибудь высокобюджетный мегатрэш не хотелось бы?

Конечно, хотелось бы. Но кто ж мне даст? Возможно, я сам скоро заработаю. Но пока для меня кино — это прежде всего профессия, которая приносит деньги. И я не стремлюсь попасть в какой-то проект, который бы соответствовал моим эстетическим пристрастиям. И не пытаюсь соблюсти чистоту своего стиля — это все комплексы. Гораздо важней, чтобы мне вовремя платили зарплату, а ее всегда задерживают. Не хочу, чтобы голова болела о том, где взять десять рублей на метро, — это самое мерзкое, что есть в жизни. Еще совсем недавно я собирал на лаваш деньги под ларьками, а моим друзьям-музыкантам до сих пор не на что купить кружку пива. Театр и музыка совсем не приносят денег, но отнимают массу времени и сил.

Значит, в театр вы уже не вернетесь?

Я жду, что наступят нормальные времена, когда мне не нужно будет париться о башлях???, квартирах и так далее. Тогда я сяду и спокойно подготовлюсь к какому-нибудь европейскому театральному фестивалю. А здесь, в России, я больше ничего не хочу делать, потому что это будет только кормушка для бездарных критиков, которые ничего не понимают в театре. То есть в каком-то своем театре, может, они и понимают, но когда суются ко мне, то ничего, кроме необоснованного сарказма, изобразить не могут.

Вы бы больше хотели, чтобы вас ассоциировали с вашим героем Кремневым?

Да, с большим удовольствием! Это гораздо лучше, чем играть каких-то странных дурачков, принимающих наркотики. Терпеть не могу авторское кино.

Кто вам больше нравится — Джеймс Бонд или Джейсон Борн?

Борн — просто резиновая кукла, он всегда или ходит растерянный, или такой крутой парень — больше ничего. Герои Де Ниро мне гораздо ближе, у них в боевиках гораздо больший диапазон. Или у Брюса Уиллиса достаточно многомерные персонажи. К «Непобедимому» я серьезно готовился два месяца, бегал с краповыми беретами, вживался в образ, потому что не хотелось играть крутого парня по шаблону, как это делает Уэсли Снайпс или другие актеры, которые даже оружие правильно держать не умеют. По-моему, это не пропало даром — в фильме множество любопытных моментов, где герой может выглядеть застенчивым, наивным или даже просто валять дурака.

Рецензия на фильм «Непобедимый»
Кризис: что будет с нами