ГИБДД, ГИБДД, ГИБДД нау
Дело в том, что гаишников в последнее время развелось больше, чем людей…
Ездить по Москве стало совсем невозможно. И дело не в пробках.

Дело в том, что гаишников в последнее время развелось больше, чем людей. И эти аккредитованные властью нелюди — сущие вампиры, вечно голодные и жадные до денег и, как выяснилось, других товаров народного потребления. И мне не то чтобы жалко денег, мне себя жалко — это же натуральный рэкет, они же на каждом шагу стоят!

Я ненавижу их лютой ненавистью, хотя прекрасно понимаю, что вот это вот быдло — это и есть соль земли. Не скрою — среди них попадаются нормальные люди. Но редко и в основном в день твоей зарплаты. А когда денег с собой кот наплакал…

Я сидела, размазывая слезы по лицу, с ужасом пытаясь понять, как же я буду возить дочку в садик, если у меня сейчас отберут права и эвакуируют машину. До дома было рукой подать, и я умоляла здоровенного амбала разрешить мне поставить мою машину у себя во дворе. Он молчал или объяснял мне заученной умной фразой, что «готов выслушать мои предложения».

— Ну что мне, минет вам предложить?! — возмутилась я, потому что уже полчаса талдычила ему, что денег нет и что в полночь мне их никто не привезет.

— Готов выслушать ваши предложения… — снова затянул он свою волынку.

— Ну, я не знаю, что вам предложить… Вызывайте скорую, пожарных и милицию, хотя бы повеселимся…

Амбал задумался. Пошевелил бровями. Вздохнул.

— Ладно. Давай телефон.

Я, как в бреду, начала диктовать:

— Девять, шесть, восемь…

— Дура! — оборвал он меня. — Аппарат давай!

— Но, позвольте… Он же розовый!

— А мне-то что?! Хоть розовый, хоть зеленый… Главное, чтобы не голубой. Ха-ха-ха-ха!

Я вытащила сим-карту и с облегчением протянула рэкетиру свой покоцанный за пару лет жестокой эксплуатации телефон.

— Вы уверены? — еще раз спросила я его. Я никак не могла представить себе, что этот богатырь станет ходить с женским розовым телефончиком. Даже в своих самых смелых фантазиях.

Он был уверен. Телефон перекочевал в его карман. А я села за руль своей спасенной машины, купленной в кредит, и поехала домой — спать. По дороге я вспомнила, как несколько дней назад коллега по работе жаловалась: «Ночью на Третьем кольце останавливает меня гаишник и на кроссовки мои смотрит: “У вас какой размер ноги?” Я удивилась иотвечаю, как школьница: “Тридцать семь”. “У моей жены такой же!” Что он имел в виду?»

Да, и с этим уже ничего не поделаешь — борьба с коррупцией работников ГИБДД привела к тому, что они стали брать товаром. Надеюсь, насиловать нас не будут?

Спецпроект

Загружается, подождите ...