Интервью: Билл Плимптон
Знаменитый автор коротких мультфильмов снял полнометражку «Идиоты и ангелы».
Звезда американской анимации, знаменитый автор комиксовых коротких мультфильмов, снял совершенно новую по стилю и технике полнометражку «Идиоты и ангелы». Ее покажут на фестивале «Завтра».

«Идиоты и ангелы» — необычный для вас фильм. Что заставило так разительно изменить манеру?

На производство нашей прошлой картины «Волосы дыбом» мы потратили много денег, ее озвучивали звезды, а успеха в итоге не было. И я решил тогда задвинуть большое производство. Подумал: сделаю собственное кино, очень маленькое. Возьму простую историю, сам все нарисую, никаких актеров. Получился, наверное, лучший фильм из всех, которые я сделал. Наверное, полезно быть эгоистом.

Почему вы выбрали такую почти религиозную тему? Вы религиозны?

Нет. Идея пришла мне в голову почти случайно. Я был на одном фестивале, вернулся вечером к себе в номер, и вдруг мне представился этот образ — человек, у которого режутся крылья. Мне понравилось. Показалось интересным посмотреть, что будет, если плохой парень, действительно плохой парень, вдруг, помимо своей воли, начнет становиться святым. И я просто шел на поводу у этой истории. В ней есть странный юмор, секс, насилие. Но это действительно религиозная история — в том смысле, что она о поиске души.

Поэтому в фильме звучат церковные песнопения? Почему вам вдруг пришло в голову использовать молитву «Честнейшую Херувим…»?

Я вообще люблю русскую музыку. Когда мы были на фестивале «КРОК», нас возили смотреть разные старинные русские церкви и монастыри. В одном из них я услышал эти песнопения. И позже решил их использовать. На самом деле изначально я хотел использовать, помимо «Честнейшей…», еще американскую религиозную музыку. Но их начальство посмотрело мой сайт, трейлер и сказали: «Нет-нет, это все слишком сексуально».

А остальная музыка для фильма — ее как подбирали?

По-разному. Вот, например, мне хотелось использовать Тома Уэйтса. Я сам с Томом не знаком, но знаком с Джимом Джармушем. Я показал Джиму трейлер, а он, по моей просьбе, — Уэйтсу. Тому клип понравился, и он за очень скромную цену продал мне права на свою песню. С ним было приятно работать — он вел себя совсем не как суперзвезда.

Делая этот фильм, вы параллельно выпустили короткометражное кино. Недостаточно было работы над полным метром?

Да я просто рисовать люблю. Для меня нет лучше времяпрепровождения, чем нарисовать фильм. При этом самое замечательное то, что мои фильмы приносят деньги. Так что нет необходимости рисовать рекламы, брать какие-то заказы от правительства и пр.

Вообще редкость, чтобы режиссер мог заработать на коротком метре. Как вам удается?

Это давняя история. Первый фильм, который я сделал, назывался «Твое лицо». И его показывали на фестивале в Аннеси 20 лет назад. После показа ко мне подошли люди и сказали: «Мы хотим купить ваш фильм для Германии. Вот 5 тысяч долларов». Я поверить не мог. Но взял деньги, сделал еще одно кино, и оно тоже имело успех. В общем, короткометражки шли очень хорошо. И с этих денег я решил сделать полный метр. А с полным метром получалось хуже. Он не окупился, и пришлось ждать годы, чтобы хотя бы вернуть затраченное. Получилась действительно забавная ситуация, когда короткометражки профинансировали полный метр.

Сейчас все больше появляется полнометражной авторской анимации. Как вам кажется, существуют ли будущее и рынок для такого кино?

Есть такая тенденция. Мне кажется, сейчас люди начинают понимать, что не так уж сложно делать полный метр без большого производства. Пример тому — фильмы Мишеля Оцело или «Персиполис», которые сделаны на небольших студиях. Мне кажется, и публике хочется чего-то нового. Ей нравится анимация, но от DreamWorks и Pixar она немного устала.