Москва
Москва
Петербург
Лаура и ее оригинал

Лаура и ее оригинал

Под финал "нулевого" десятилетия в Америке, России и Европе опубликован последний роман Владимира Набокова.

История последнего, неоконченного романа Владимира Набокова The Original of Laura (в русском переводе «Лаура и ее оригинал») неоднозначна, поучительна и печальна. Создавая свои книги в голове, а после, по собственному признанию, лишь проявляя сцены наподобие фотоотпечатков и комбинируя их в наилучшем порядке, Набоков приступил к записи «Лауры» по своему методу на библиотечных карточках, уже будучи немолодым и больным человеком. Согласно предположению переводчика Геннадия Барабтарло, имеющиеся 138 карточек — в лучшем случае треть предполагаемого романа, и восемь из них — не текст, а рабочие заметки.

Перфекционизм Набокова общеизвестен, он не переносил малейших недоделок и не допускал небрежности; поэтому, понимая, что «Лауру» закончить уже не успевает, он завещал жене черновики романа сжечь. У Веры Евсеевны на «Лауру» не поднялась рука, и она передала это обязательство по наследству сыну. Тридцать лет карточки пролежали в сейфе швейцарского банка, Дмитрий колебался, то собираясь выполнить волю отца, то склоняясь к тому, чтобы издать книгу так, как есть. Совсем недавно наконец было принято окончательное решение, и — вуаля! — международная премьера.

Дмитрия Владимировича уже обвинили и в том, что он пренебрег завещанием писателя, и в том, что пренебрег им к собственной выгоде. Правду сказать, младший Набоков не только продал права на публикацию, но и выставил рукопись романа на аукцион «Кристи». Правда и то, что критика наследника звучала, как правило, из заинтересованных источников — так, против массовой публикации высказался Сергей Ильин, многолетний переводчик англоязычного Набокова, не так давно отлученный Дмитрием Владимировичем от литературного тела». общем, дело ясное, что дело темное. Впрочем, как бы ни относиться к поступку наследника, кажется бесспорным то, что никакого вреда читателю от возможности ознакомиться, пусть и фрагментарно, с последним романом классика русской и американской литературы не будет. Как не будет и ущерба для литературной репутации писателя — ее вообще уже мало что может поколебать. Тем более что, как бы не уверяли наследник и переводчик (Геннадий Барабтарло) в принципиальном новаторстве вещи, насколько можно судить по доступному материалу, роман находится вполне в русле творчества англоязычного Набокова: филигранный стиль, языковые игры, хитроумная композиция — о последней, правда, приходится догадываться по фрагментам. Что касается мотивов и персонажей, то они не просто вполне, а местами даже акцентированно «набоковские» — завершая свою литературную судьбу, писатель постоянно возвращается к тем или иным вехам творчества. Самая пронзительная линия, это, конечно, не история безжалостно-обольстительной Флоры-Лауры, которая, по всему, недопроявлена автором — попросту не успел, но тема ее мужа, пожилого ученого, который, чувствуя приближение финала, проводит эксперимент по умиранию, стирая себя, как роман, по частям. Таким образом, одно из нелепейших предположений о том, что, мол, «Лауру» прячут из-за вопиющескандальной автобиографичности, оказывается печально правдоподобным — на протяжении многих лет исследуя средствами литературы жизнь, Набоков и при смерти не изменил этой своей привычке. Характерно, что одно из проходных названий романа звучало как Dying is Fun — и при всех сложностях точного перевода этого выражения на русский, кажется, смысл совершенно ясен.

20 декабря 2009
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Лаура и ее оригинал

Лаура и ее оригинал

Самая скандальная книга года - неоконченный роман Владимира Набокова "Лаура и ее оригинал". Содержание романа издатели хранят в строжайшем секрете.
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация