Москва
Москва
Петербург

Поп Корни. Интервью с группой "Корни" и Игорем Матвиенко

К дню последнего школьного звонка продюсерский центр Игоря Матвиенко представил рискованный и беспрецедентный проект «Дневники» — одновременно на российский рынок вышли четыре сольных альбома от четырех участников группы «Корни». «Time Out Москва» встретился с Алексеем Кабановым, Павлом Артемьевым, Александром Асташенком и Александром Бердниковым на съемочной площадке клипа «25-й этаж», зафиксировал крупным планом выпускников Матвиенко, записал их на диктофон и попытался выяснить у директора учебного заведения, зачем ему все это надо.

АЛЕКСЕЙ КАБАНОВ.
ЛЮБИМЕЦ ДЕВОЧЕК


Вид у тебя какой-то замученный.

Обычное состояние: спокоен.

День-то необычный — вам сейчас съемка клипа предстоит. Вы же не каждый день клипы снимаете.

Пять клипов сняли. Нет, четыре. За два года — четыре клипа. Раз в полгода.

То есть ты уже потерял к этой процедуре интерес?

Почему? Когда включат камеру, я начну улыбаться, двигаться, дрыгаться. А сейчас я спокоен и расслаблен. (С вызовом.) Или мне сейчас в тебя эмоции посылать? (Делает пас рукой, как фокусник.) Зачем?

А ты вчера…

Бухал? Нельзя бухать перед клипом, потому что рожа опухает и картинка становится некрасивой.

А макияж…

Макияж не все исправляет. А с чего ты вообще взял, что я злоупотребляю?

Вчера День Победы был.

(С ленцой.) Я его по-другому отметил. Можно найти себе занятие даже дома. Главное, были бы хорошая компания и хороший настрой.

А какую музыку ты слушаешь для хорошего настроя в хорошей компании?

Вообще мне нравится Prodigy. Но так как Prodigy не все воспринимают, могу послушать и какую-нибудь попсень. (Кто-то из присутствующих подсказывает: «Типа меня».) Типа меня. А вообще нам дали задание написать ремейк на песню «25-й этаж», на которую мы сейчас будем снимать клип. Вот я последних два дня сидел и писал ремейк. Написал.

Как ты решал поставленную перед тобой задачу?

Ну как решал — сел за синтезатор, включил компьютер и решил. Не такая уж и головоломка. Я уже шесть лет пишу музыку. Это уже наработанное. Какой позыв мне с космоса послался, такой и получился ремейк.

Ты слышал, что твои коллеги…

Накатали? Пока еще не слышал. Стесняемся. (Ехидно.) Зато мы уже слышали оригинал.

Часто так бывает, что надо песню петь, а совсем не хочется?

Бывает. Но так как вышло, что мы все в одной группе, мы должны быть одним целым. И должен быть какой-то человек, идейный вдохновитель, который будет нас, таких разных, объединять. Это Игорь Матвиенко. Написать такую песню, чтобы она понравилась всем четверым, в принципе невозможно. Поэтому поем, что дают. Но иногда поем и что-то свое. Есть плюсы и минусы, и они друг друга уравновешивают.

Твой «Дневник» — это электронная музыка. На чем ты его писал?

Синтезатор, сэмплер, компьютер, программа Cubase.

Какие у тебя ориентиры в современной музыке?

Сейчас я редко музыку слушаю. Начинал с группы Scooter — хардкорчик, трансик. Когда услышал Prodigy, перешел на ломаные ритмы. Теперь я покупаю диски в стиле драм-н-бейс — названия групп не запоминаю, просто сижу и слушаю. Группа «Тату» мне нравится… С чего бы это— сам не понимаю.

Ну это коммерческий брейкбит, сделанный под Prodigy.

(Неохотно.) Ну да. Есть чуть-чуть.

Так твой альбом звучит как Prodigy?

Я не знаю, на что он похож. Вообще я думал, что он ни на что не похож. Но чувак, который его сводил, Миша, сказал, что стиль, похожий по звучанию на мой альбом, существует — называется «электрик клэш» (Алексей хотел сказать «электроклэш». — Прим. ред.). Я в первый раз услышал это название. Он дал мне диски с музыкой в этом стиле. В принципе, есть что-то отдаленно общее. Только у меня этот «электрик клэш» с ударными из драм-н-бейса и джангла. Я не стремился делать альбом похожим на что-то. Наоборот, хотел создать нечто оригинальное, произведение искусства, если сказать громко.

У тебя была полная свобода действий?

Ага. Я даже спрашивал у Матвиенко, можно ли, чтоб в песнях были слова матерные. Он ответил: «Конечно», — пошутил.

А ты знаешь, что ты самый популярный участник группы «Корни»?

(Иронично.) Ты тоже об этом знаешь? (Уверенно.) Я знаю. Меня это бремя абсолютно не отягощает.

Как ты думаешь, почему так случилось?

Это факт. А почему, за что, заслуженно, незаслуженно… (возмущенно). Что я должен сказать: «Блин, как незаслуженно меня считают лучшим»?!! Мне нравится.


ПАВЕЛ АРТЕМЬЕВ.
ОТЛИЧНИК


Как настроение?

В принципе, хорошее. Слегка устал душою от работы над альбомом и от того, что он долго не выходит. Первоначальная идея же была выпустить «Дневники» под Новый год. А сейчас у нас что — май?

Угу.

Ну вот — на пять месяцев все затянулось. Ведь все четыре диска должны были выйти одновременно.

Кто затянул процесс?

Не буду выдавать. Зато благодаря задержке я в последний момент решил добавить в свой альбом еще песен. Было 11, стало 17. И у меня слегка изменилась концепция диска.

В чем концепция?

(В затруднении.)…

Ты так смело сказал, что изменилась концепция.

(Шутя.) Я не знаю значения этого слова. (Серьезнее.) Просто я изложил музыкальные мысли, которые у меня накопились за это время. Поначалу я хотел делать его полностью в одном стиле — живые звуки, живые инструменты. Потом добавил туда несколько электронных вещей.

Гордишься тем, что сделал?

Пока не горжусь, но мне нравится. Я изначально все это делал для себя, как и, наверное, любой артист. И тем, что сделал, свое самолюбие покормил как следует. Меня не устраивает нынешняя ситуация в музыке в России. И в попсе, и в роке существует определенная монополия и предвзятость. Вот я и сделал диск для себя: сам слушаю — мне нравится. Мои друзья слушают — им нравится.

Какая у тебя там музыка?

Сложно о своей музыке рассказывать. Я, когда пишу песни, не думаю, что пишу. Иногда потом пересматриваю и думаю: «О как написал!»

Процитируй что-нибудь из разряда «О как!».

Мне неловко цитировать.

Как так? Ты же артист!

Я не артист. Как раз считаю, что у меня невеликие актерские способности. Я себя очень часто неловко чувствую. Только на сцене мне легко.

А хиты на альбоме есть?

У каждой компании — свой хит. Мне же… ну, все песни нравятся. Ты же не скажешь про своего ребенка, что он тебе не нравится. Они разные — какие-то наивные, какие-то интересные.

Тебя не просили что-нибудь переделать?

Нет, нам дали полную свободу творчества. В этом есть плюс — ничего не сковывает. Но и минус — я лично никогда в жизни не занимался ни продюсерством, ни аранжировками. И поначалу вообще не понимал, что делать.

Даже никаких рекомендаций вы не получили?

Мы все сами делали. Единственное, что нам дали, — это бюджет.

Какой?

Не буду говорить. Но и своих денег пришлось потратить немало.

Тебе интересно, что за альбомы записали твои товарищи?

Профессионального впечатления об их работах я не смогу составить, потому что мы вместе работаем уже два года — и в первую очередь эти люди стали моими друзьями.

Ты бы хотел победить в соревновании «чей альбом лучше продастся»?

Я не гонюсь за массовой популярностью. Я бы хотел завоевать определенный круг людей — своих истинных слушателей. Меня интересуют люди, которые в самом деле слушают музыку и вслушиваются в стихи. Конечно, я был бы рад, если бы мой альбом понравился многим. Но я не могу назвать свой «Дневник» массовым продуктом. Если бы я сам для себя делал концерт, то устроил бы его скорее в театральном зале, чем на стадионе.

Похулиганить на альбоме не хотелось?

Поначалу была мысль записать диск варганной музыки на час. Но у меня накопилось слишком много песен. Я постоянно приношу Матвею свои песни, и он мне говорит, что вот это покатит для «Корней», а это хорошо только для тебя. Вот все, что он в свое время запорол, я и вставил на свой альбом.

Ты, наверное, в школе был отличником.

Отличники тоже бывают хулиганами… Учился я хорошо, но много прогуливал. Я люблю аккуратность. Но люблю и поваляться на подушках.

Ты знаешь о том, что ты самый популярный участник группы «Корни»?

Не знаю, почему сложилось такое мнение. Мне, конечно, нравится, что так все считают. Мне приятно.


АЛЕКСАНДР АСТАШЕНОК.
СОМНЕВАЮЩИЙСЯ


Ты коллекционируешь гитары?

И коллекционирую тоже. У меня появились друзья хорошие, которые их делают. Абсолютно бесплатно. Гитар у меня уже около семи штук.

Ты, судя по всему, рок-«Корень»?

Роковая жилка у меня присутствует. Но сейчас я стараюсь пересмотреть свое отношение к гитаре. На ней же можно все что хочешь сыграть — достаточно выставить на примочке соответствующий звук, а на моем альбоме есть песни, которые никак с роком не связаны.

Не было опасения не успеть закончить «Дневник» к сроку?

Было. Я альбом начал писать только 5 января. У меня были какие-то старые песни, но я начал все с чистого листа. И за четыре месяца все заново написал, записал и аранжировал. Хотя поначалу меня посещали мысли пойти к продюсеру и попросить, чтобы меня освободили от невыполнимого задания.

Вся эта история с «Дневниками» очень напоминает выпускное сочинение.

Да-да-да. Директор школы Игорь Матвиенко учинил выпускной экзамен. Он и наши слушатели будут ставить нам оценки.

На что рассчитываешь?

Вообще без понятия. У меня полная каша в голове творится. Пусть люди сами решают, потому что я могу ошибаться. Например, насчет песни «С днем рождения, Вика» я ошибался. Когда я ее написал, решил, что это полная лажа, что написал нечто, чего никогда больше не буду писать. Так я думал раньше. А теперь, когда все получилось и переосмыслилось, — я осознал, что на самом-то деле это круто.

Не возникало желания списать?

Нет. Сделал то, что сделал. Зато сам. Мне предлагали кучу вариантов — мол, если не успеваешь, давай мы тебе авторов найдем. Я говорю: «Нет, либо я весь альбом пишу из чужих песен, либо все сам». Единственное, мне на одну песню текст помог написать Пашка Артемьев.

Сейчас принято говорить, что «Корням» повезло, — вы попали в добрые руки Игоря Матвиенко (Александр восклицает: «Так и есть»), а вот остальные «Фабрики» — бедные, несчастные. Из них жмут все соки продюсеры.

Я думаю, что ребята из «Фабрики-5» — с Аллой Борисовной Пугачевой — тоже не пролетели. Они тоже попали в хорошие руки. Если Алла Борисовна даст какому-нибудь проекту ход — это очень круто. Одного ее слова достаточно, чтобы все получилось.

Ты считаешь нормальной ситуацию, что есть в русской музыке Алла Борисовна, от одного слова которой зависит, чтобы все получилось? Причем довольно давно.

Я надеюсь, что Алла Борисовна, как и Игорь Матвиенко, который тоже очень влиятелен, прожили достаточно долгую творческую жизнь, чтобы научиться разбираться, что хорошо и что плохо, и что действительно будет популярным, а что нет. Я думаю, им стоит доверять.

Представим такую ситуацию, выходят «Дневники», но все покупают только твой альбом. И ты понимаешь, что сам по себе…

Я понимаю, к чему ты клонишь. Я вообще изначально был и остаюсь сторонником позиции, что мы выпускаем сольные альбомы слишком рано. У нас только-только вышел первый альбом «На века». Нам надо было выпустить хотя бы еще один альбом и закрепить свое довольно шаткое положение. Мы вроде бы и выстрелили, но… В общем, я не думаю, что группа распадется. Но я не буду говорить, что я весь такой правильный и что даже если мой альбом распродастся многомиллионным тиражом, то я и бровью не поведу. Я постараюсь сделать все от меня зависящее, чтобы с группой ничего не произошло. Но возможен же и другой вариант — тот, чей альбом будет популярней всех, останется спокоен, а раскачивать лодку начнут другие участники — из зависти. Поживем — увидим.

Проявления зависти уже были замечены среди «Корней»?

Явно не было, а в душу к каждому не заглянешь. Во мне просыпалась не то что бы зависть, скорее легкое чувство соревнования: «Эх, молодец, как у него клево получилось. Что бы мне такое придумать?» И от этого возникало еще большее желание работать и работать.

Ты знаешь о том, что ты самый популярный участник квартета?

Первый раз об этом слышу. Я почему-то думал, что у нас все рейтинги бьет Леша Кабанов. В какой город ни приедешь — везде плакаты: «Леша Кабанов, я тебя люблю». Если так, то приятно, конечно. Очень приятно.


АЛЕКСАНДР БЕРДНИКОВ.
НЕСОМНЕВАЮЩИЙСЯ


Судя по твоей одежде, ты выбрал r’n’b стиль?

Да, я люблю. (Смеется.) Люблю r’n’b и хип-хоп, а также люблю соул-музыку — это медленные и лиричные песни с хорошим вокалом.

Вокал у тебя хороший?

Я не могу сказать за свой вокал. Стараюсь, как могу.

Альбом у тебя, соответственно, весь в этой стилистике?

Нет, альбом у меня, если честно сказать, попсовый, но с элементами r’n’b, и даже есть песня, где рэпера хорошо начитали. (Поправляет прическу.)

Отчего ты не сделал весь альбом в любимых жанрах?

Хочу, чтобы он был более понятен — всем угодить невозможно. В России люди привыкли слушать другую музыку, поэтому я сделал приближенный вариант. Могу сказать, что это интересно.

Что было самым трудным для тебя в создании альбома?

Сделать ремикс на песню «25-й этаж». Потому что я не ожидал, что дадут еще и такое задание, когда весь мой «Дневник» уже был готов. С натягом справился и с ним.

Ты же еще и танцор?

Да, я хочу в будущем петь и одновременно танцевать с большим кордебалетом на сцене. Я с детства занимался танцами. Мама купила мне кассету с видеоклипами Майкла Джексона: я повторял за ним движения, мне это очень легко давалось. Танцевал и во дворе, и на остановках, участвовал в различных конкурсах. Сейчас, правда, забросил немножко. Надо привести себя в форму.

Надо. Кажется, у тебя и живот нарисовался.

(Комичным голосом.) Это не живот, это не живот. Это куртка, куртка. (Смеется.) Ты не пали меня с животом. Такая комплекция. Вообще я хочу танцевать, как Ашер. Мне вся его стилистика нравится — и музыка, и клипы. Все сделано на высшем уровне.

Ходишь в московские r’n’b-клубы?

Да, мне интересно наблюдать, как эта музыка развивается в Москве. Раньше люди слушали другую музыку, теперь перешли на r’n’b, слава богу. Они начинают двигаться по-другому, танцевать. Даже думать по-другому.

В Москве, кажется, не умеют толком танцевать под хип-хоп и r’n’b.

Это все ерунда — это придет. Главное — слушать ритм. Эту музыку надо чувствовать, и тогда тело у тебя будет двигаться само. Это должно быть где-то внутри, в крови.

Так хорошо рассуждать в теплых странах. У нас же холодно — у людей мышцы постоянно напряжены.

(Смеется.) Надо уметь расслабляться, отдыхать, спокойно себя вести. Теплый климат должен быть в сердце. Соул — это же музыка волны, музыка любви. Те, кто знает, те понимают. (Поправляет прическу.)

У тебя на альбоме наверняка все песни о любви. Да у каждого из «Корней» в «Дневнике» одни песни о любви.

Все песни о любви. Ну а о чем петь-то? (Провожая взглядом проезжающий мотороллер.) О мотороллере, что ли? (Смеется.)

Как ты воспринял известие, что тебе нужно писать сольный альбом?

Я был очень рад. Такой шанс выпадает очень редко. Ну какой группе предоставлялась возможность записать все, что хочешь, да еще и выпустить все это? Это круто. Завидуйте нам! (Смеется.)

А ты знаешь о том, что ты самый популярный участник группы «Корни»?

Это вряд ли. С чего ты взял? (Смеется.) Да ты что! Как интересно. (Смеется.) А, ты то же самое сказал и Леше, и Саше? Хитрый, хитрый. (Отсмеявшись.) Это не важно. Я считаю, не важно, на каком месте, главное — не потеряться. Главное, чтоб ты был.

То есть ты не хочешь выделяться?

Я только за то, чтобы выделяться. В том, чем мы занимаемся, скромности не должно быть никакой. Чем больше ты выделишься, чем круче ты сделаешь, тем лучше. А иначе вечно простоишь в седьмой кулисе. Надо говорить: «Я все умею! Я просто бешеный! Я сейчас так спою и так станцую!» Пускай ты не умеешь петь и танцевать — смелее делай, а там уже люди посмотрят и определят для тебя фишку. (Поправляет прическу).

Ты не чувствуешь себя заложником «Фабрики»?

Каким заложником? Что за бред! Наоборот, надо крепко держаться за эту возможность, а иначе… Фьюить, и до свидания. В любой момент!

А что у тебя с прической?

Да, блин, люблю нормально выглядеть. Очень важно выглядеть хорошо.


ИГОРЬ МАТВИЕНКО,
директор


Для чего был нужен проект «Дневники»? Неужели только для того, чтобы участники группы «Корни» могли самовыразиться?

Это была одна из самых главных задач. Мне хотелось, чтобы ребята сами высказались. Плюс к этому они настолько разные по натуре и слушают разную музыку, что получилось четыре отличных друг от друга альбома.

Не слишком ли это была рискованная затея — усложнять и удорожать процесс записи, выпускать четыре разных альбома, дробить аудиторию — в таком прибыльном бизнесе, как первый бойз-бэнд от «Фабрики»?

Для меня самый большой риск был в том, что слушатель мог подумать, что группа распалась. Все остальные излишества, которые вы перечислили, мы можем себе позволить. Знаете, нужно поиграть в разных группах, чтобы понять — музыканту надо обязательно выговориться, для того чтобы стать полноценной единицей. И ребята во время записи «Дневников» действительно мобилизовались. Одно дело, когда ты живешь по расписанию — тебе говорят, куда ехать, где спать, что есть. Другое — когда ты совершенно самостоятелен. Ребятам был выделен бюджет, и они сами искали себе студии, нанимали сессионных музыкантов, то есть выступали собственными продюсерами. Я практически не влезал в их дела.

Выделенный бюджет был достаточно велик для записи альбома?

Я финансовую сторону не очень хорошо знаю — этим наш директор занимается. Была выделена равная сумма каждому. Тот, кто хотел себе какие-то изыски— живые барабаны или еще что-то, — сам уже находил средства.

«Корням» будут компенсированы личные расходы?

Конечно. Пластинки же будут продаваться.

Каждый получит процент с продаж своего альбома?

Да, «Корни» находятся на контракте, который оформлен так, как это делается во всем мире.

Даже внутри группы существует мнение, что в силу огромной конкуренции на рынке среди тех же «Фабрик» было бы разумней сначала выпустить еще один совместный альбом, а уже потом пытаться заявить группу как союз талантливых личностей.

Вполне возможно. Но думаю, что большей части «Корней» эта идея понравилась. Инициатива в записи этого альбома в первую очередь исходила от них самих.

Получается, что «Дневники» — это подарок «Корням» и никакой продюсерской стратегии за выпуском альбомов не стоит?

Да, можно сказать и так. Но это не только «Корням» подарок, но и их поклонникам. Фанатам особенно будет интересно послушать собственное творчество своих кумиров.

Как вы оцениваете ситуацию в шоу-бизнесе относительно продюсерских проектов и самостоятельных артистов — как она сложилась и в какую сторону должна развиваться?

Да как она сама по себе развивается. Шоу-бизнес — это производственный процесс, как и киноиндустрия. В наработанных структурах, то есть в продюсерских организациях, гораздо проще выводить проекты в люди, чем что-то делать с нуля. А потом, я же посидел на множестве разных кастингов, в том числе и на «Фабрике звезд» — собственное творчество претендентов в артисты не очень радует. Это либо самодеятельность, либо повторение пройденного. Даже те артисты с претензией на самостоятельность, которые появляются — скажем, те же «Братья Грим»,— все это уже где-то было, все перепевки. Продюсерское творчество гораздо интересней.

Кто из «Корней» наиболее самостоятелен?

С моей стороны будет неправильным кого-то выделять. Я воздержусь от ответа.

Вы собираетесь выставить оценки за «Дневники» и обсудить результаты внутри коллектива?

Разумеется. Причем оценки будут абсолютно объективны. Диски же будут продаваться по отдельности — тираж альбомов и будет их оценкой.

Это с точки зрения массового вкуса.

Я бы так не сказал. С точки зрения массовой культуры хитов и шлягеров на альбомах «Корней» нет. Там все такое… именно, что индивидуальное.

Основная аудитория «Корней» уже определилась в своих пристрастиях, и они отнюдь не музыкальные. Разве продажи «Дневников» не будут в первую очередь определяться девочками, которые отдадут свои сто рублей за любимого мальчика из «Корней»?

Согласен. С одной стороны — да. Но с другой — на продажи будет влиять и качество музыкального материала. Все же, мне кажется, там, где песни будут лучше, там и тираж будет выше.

На гастроли они по-прежнему будут ездить все вместе?

Да-да. Более того, совсем получился бы бардак, если бы мы на каждую песню из каждого альбома участников «Корней» снимали клип. Мы долго думали, что же делать, — быладаже идея сделать флэш-анимацию и запустить ее в Интернет, но решили отказаться от этого хода, чтобы не запутать людей окончательно. В итоге была придумана одна объединяющая песня — «25-й этаж» — чисто продюсерская.

То есть на четыре альбома будет снят всего один клип — на «25-й этаж»?

Да-да. Именно так и будет.

А как вы будете решать вопрос с радиоротациями?

Посмотрим. Вдруг какая-то песня из чьего-то альбома «Корней» покатит. Это только досужие разговоры, что шоу-бизнес — дело грязное, что никого никуда не пускают. Появился же Серега с песней «Бумер», и все радиостанции сразу его заиграли.

Разве не рискованно пускать все на самотек?

Еще раз говорю, мы одна из немногих компаний, которая может себе позволить некоторые риски, потому что у нас есть некоторый серьезный задел.

Вы собираетесь проводить какие-то дополнительные статистические исследования популярности «Дневников»?

Нет. Будем смотреть по отчетам продаж. Может, фокус-группы какие-нибудь проведем. Есть еще такая показательная вещь, как рингтоны. Но глубоко внедряться в статистику мы не будем.

То есть на «Дневниках» вы отказываетесь от стандартных продюсерских методов?

А мы никогда ими и не пользовались. Ни на одном альбоме ни одной группы. Мы лишь следим за статистикой продаж и делаем выводы. Ни копейки не платили ни на радио, ни на телевидении.

Группа «Корни» вообще коммерчески успешное предприятие? На каком месте во внутреннем рейтинге вашей корпорации?

Ну… где-то в серединке.

Ребята не производят впечатления обеспеченных людей.

Наверное, впечатление обеспеченных людей производят артисты вроде Димы Билана и «Премьер-Министра». Афиширование своих домов и автомобилей через газеты вроде «7 дней» — это шоу-бизнес. Если бы нам это было нужно, мы бы это делали. Вообще, артисты делятся на две категории — «ребята из народа», такие как Газманов и «Любэ», и «с луны упавшие», такие как Леонтьев и Киркоров. Вторым надо демонстрировать свои дворцы и нереальные наряды. А первым это категорически запрещено. Они должны быть такими же, как и их сверстники. Причем не в Москве, а по всей стране.

То есть то, что «Корни» не афишируют свои автомобили, это тоже элемент шоу-бизнеса? Это оговорено в контракте?

Нет, это не оговорено в контракте. У нас так сложились отношения. В свое время с ними велись какие-то разговоры — они знают, что некоторых вещей делать не надо.

30 мая 2005
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация