Москва
Москва
Петербург
Стыдно сказать

Стыдно сказать

У соседа слабость — он серьезно увлечен односолодовым вискарем…
Настроение было не очень, решила по старинке зайти к соседу — между прочим, великому фотографу, чьи работы есть уже практически во всех музеях современного искусства. У соседа, видите ли, слабость — он серьезно увлечен односолодовым вискарем. Мы даже одно время так и называли нашего друга — Односолодовый. У него дома целая коллекция этого вискаря — бутылок, наверное, тридцать. И вот в перерывах между съемками и открытиями выставок наш товарищ обычно сидит у себя дома и цедит крепенькое, запивая сельтерской. И это очень удобно — всегда можно присоединиться и «нарваться» на какую-нибудь глубокую философскую беседу.

И вот прихожу я к нему тут на днях, а он, представьте себе, трезвый, сидит и с раскрытым ртом читает «Энциклопедию православия». У меня ноги подкосились. «Что случилось? — спрашиваю. — Где вискарь, где сельтерская?!» А он отвечает грустно так: «Все, Соничева, приплыли… Раздал весь свой вискарь, почти не пью, только пиво и вино. Иногда. У меня это… личная жизнь, вот». «И что нам теперь делать?» — развела я руками. «“Ред Лейбл” глушить», — ехидно ухмыльнулся сосед. Сказал как отрезал.

Закрутил, значит, очередной роман. Понятно. Ну, делать нечего, не пиво же пить, в конце концов. Начала допытываться — кто, что? А он молчит и глаза отводит. «Ты это, случаем, не переметнулся во вражеский лагерь?» — спрашиваю. «В смысле?» — насторожился сосед. «В смысле к геям». Он вскочил: «Ты что, совсем? Девушка у меня! Девушка!» «Молодая небось…» — мечтательно предположила я. «Не-а. Ровесница моя. За тридцать. Ты знаешь, я что-то совсем с этими молодыми не могу. Ну не могу. Мне постарше больше подходят… Причем, что характерно, моя старая подруга…» — и снова глаза в пол.

«А кому вискарь-то раздал?» — спрашиваю. «Все Амирану раздал. Всю коллекцию», — отвечает. «Тоже мне “раздал”, блин. Предупредить не мог! Да эта коллекция тыщ на пять долларей потянет! Амирану раздал, нет, ну надо же!» — возмущалась я, направляясь в гости к еще одному нашему соседу, беженцу по воле президента Саакашвили, аджарцу Амирану. И что вы думаете? Вискаря уже не было! Зато была информация, которая порушила все мои надежды на светлое будущее, которое, как я надеялась, еще порадует меня новыми связями с прекрасными незнакомцами…

Теперь-то я знаю, что ничего такого, скорее всего, не будет. Потому что Амиран мне объяснил, почему наш сосед скрывает объект своей личной жизни. Дело в том, что мы все ее прекрасно знаем. И лет десять назад они уже встречались. И вот эта информация — это ведь прямое доказательство того, что все возвращается на круги своя. И лучшие из нас уже пошли по второму кругу. И сами от себя уже офигели, уже, в общем-то, смешно даже. А все туда же. Смущаясь, скрывая свой стыд, они не теряют надежду обрести счастье в личной жизи, каким бы протокольным оно ни казалось со стороны. И готовы давить одни и те же кнопки, биться головой об одну и ту же стену, но только не сдаваться. И все только ради того, чтобы любить и быть любимыми.
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация