Граница рассвета
Романтическая трагедия с призраками и алкоголем. Вздохи, метания, безумие как венерическая болезнь, сентиментализм как актуальное направление, слезы ручьем как высшее проявление актерского мастерства.

Молодой фотограф с внешностью актера «новой волны» (Луи Гаррель) заводит роман с замужней актрисой Кароль (Лора Смет).

Счастье, увы, длится недолго — от большой любви Кароль спивается, сходит с ума, ее кладут в больницу и прописывают электрошок. Фотограф в это время начинает встречаться с другой, и выйдя из больницы, понятливая Кароль запивает таблетки джином и разом решает все проблемы. Парень готовится к свадьбе и уже прикидывает расходы на памперсы, но тут зеркало гардероба вместо отражения показывает ему призрак ревнивой покойницы. «Давай ко мне! — шепчет Кароль. — Я тебя тут не оставлю».

Режиссер этой безнадежно романтической, снятой в чувственном ч/б мелодрамы — ключевая фигура французского — как бы сказать помягче — авангарда не авангарда, но экспериментального, рафинированного кино для умников. Тех, для кого Годар чересчур простоват. Впрочем, глядя на томных героев «Границы рассвета», вы об этом ни за что не догадаетесь: эксперимент тут если и есть, то он в том, что история эта безнадежно старомодна. Вздохи, метания, безумие как венерическая болезнь, сентиментализм как актуальное направление, слезы ручьем как высшее проявление актерского мастерства. В контексте сегодняшних демократически-вульгарных ромкомов «Граница рассвета» кажется каким то необъяснимым анахронизмом, живым ископаемым вроде габардинового плаща или слова «булка». В этом, конечно же, есть свое очарование.

Еще по теме

Загружается, подождите ...
Загружается, подождите ...