Москва
Москва
Петербург
Интервью: Андрей Сигле

Интервью: Андрей Сигле

Фильм «Александра» режиссер Сокуров посвятил этому композитору и продюсеру.
Вы согласны, что это самая простая для восприятия картина Сокурова?

Скорее самая эмоциональная и открытая. О войне и мире, о матерях, бабушках, сыновьях, потерях и простых радостях жизни. Я рад, что Сокуров не побоялся сделать такую простую и открытую с точки зрения эмоций картину.

Своим посвящением Александр Николаевич, видимо, признается вам в любви. Первый случай на моей памяти, когда режиссер посвятил продюсеру картину. С чем это связано?

Поверьте, этот вопрос и меня мучает. Я его спрашиваю, а он твердит: «Если бы не вы, “Александра” бы не состоялась». Думаю, он оценил усилия, которые я вместе со всей группой приложил к ее созданию. Было много проблем, и финансовых, и организационных. Кроме того, буквально все фильмы Сокурова сталкиваются с сильным противодействием…

С чьей стороны?

Неких темных сил. Такое впечатление, что его группа все время натыкается на какую-то невидимую стену: прокатчики «задвигают» картины, говорят: мол, гениальное кино сняли, но сейчас показать не можем, давайте отложим. На международные фестивали фильмы охотно берут в конкурс, но обходят призами. Он, конечно, обижается, как всякий художник.

Тем не менее вы не побоялись ради Сокурова сменить профессию и переквалифицироваться в продюсеры. Что послужило толчком?

На фильме «Солнце» возникла сложная ситуация: группа были интернациональной, в какой-то момент все стало разваливаться на глазах, люди никак не могли договориться друг с другом, как лебедь, рак и щука, тянули в разные стороны. Пришлось взять все в свои руки. Просто чтобы картину закончить.

Неужели не было ни капли сомнений, что справитесь?

Нет. Я же не колбасным заводом взялся руководить, а творческими людьми.

Что оказалось самым сложным в новой профессии?

Говорить людям «нет».

И многим говорили?

Практически всем. Даже Сокурову. Хотя он человек очень ответственный, разумно относится к деньгам и может сам себя ограничивать. Например, в картине «Солнце» мы должны были снимать в Токио масштабную сцену, с огромной массовкой. Но по разным причинам от этого пришлось отказаться, в результате все сняли в «Красном треугольнике». И поверьте, я ни разу не слышал от Сокурова жалоб. Просто он действительно большой художник и любой сор может превратить в настоящие стихи.

Вас как продюсера не испугали съемки в Чечне?

Съемки в Чечне… Ну а почему нет, если есть стремление правдиво рассказать о живущих там людях? Так каждый участник съемочной группы и думал. Летели в Чечню через Беслан. Были в бесланской школе. Ужас. Там воздух хранит крики страдающих детей. Подробно изучили быт наших солдат, попытались понять, о чем думает «человек с ружьем». Снимали и в Грозном. Хотели там даже большую декорацию построить, но нас предупредили, что ночью могут гранату кинуть — и все взлетит на воздух, построили ее в воинской части, где и жили. На съемки выезжали по приказу и с охраной. Нас сразу предупредили: «Кто вовремя не вернется, пеняйте на себя». Однажды машина у нас сломалась, пришлось задержаться, честно говоря, было не очень уютно. Кстати, к звукам выстрелов так и не привыкли.

А как Галина Вишневская все это воспринимала?

Мы ее называли «наш генерал». Она стала для нас примером во всем. Я осторожно пытался подготовить ее к трудностям экспедиции. А она говорит: «Я блокаду Ленинграда в войну пережила — мне ничего не страшно!»


Александр Сокуров, режиссер:
Голос Галины Вишневской я впервые услышал еще школьником. Позже посмотрел по телевидению фрагмент оперы Дмитрия Шостаковича «Катерина Измайлова» и впервые увидел ее необыкновенное лицо. Я и не надеялся, что судьба нас сведет. Несколько раз мне предлагали ставить оперные спектакли, я отказывался. Однажды раздался звонок и очень знакомый мужской голос сказал: «Здравствуйте, я Слава, мне нужно с вами поговорить». Я тотчас узнал голос Мстислава Ростроповича. Он приехал в Петербург, предложил мне ставить с ним оперу. А потом вошла Галина Павловна. И я понял: все, о чем я думал, будет оживать. Потом проступили детали замысла фильма, который я хотел создать для нее и во имя ее. Я позвонил ей в Париж и рассказал историю, которая возникла во мне. Помню ее молчание и первые слова: «Конечно, обязательно будем работать». А когда прочла сценарий, то спросила лишь: «Неужели я смогу это сделать?»

Галина Вишневская, певица, исполнительница главной роли:
Сокуров просто сказал, что это очень нужно сейчас — сделать такой фильм про Чечню. Без войны в картинках, без бомбежек и стрельбы, чтобы попробовать понять и разобраться в самих себе. Он настаивал, что видит именно во мне характер своей героини. Мы старались избегать морализаторства. Просто срисована с натуры картинка жизни: бабушка навещает в Чечне внука — 27-летнего капитана. Простая русская женщина, глазами которой мы и видим всю ситуацию. Диалоги не длинные, постановочного нет практически ничего — все в реальных декорациях… Есть даже эпизод, в котором я забираюсь на бронетранспортер. Самым трудным было потом с него слезть. Причем не только в прямом смысле. Слезть с брони в мирную жизнь — именно это и есть самое трудное сегодня для всех в Чечне.
15 сентября 2008,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация