Москва
Москва
Петербург
Интервью: Михаил Осокин

Интервью: Михаил Осокин

Михаил Осокин ведет на канале РЕН ТВ ежедневный итоговый выпуск новостей «24».
Долго думали, прежде чем согласиться на новую работу?

Я человек достаточно пассивный, не люблю перемен и не ищу их. Они сами меня находят. Канал RTVi, на котором я работал, пошел по пути СNN, когда в течение дня даются небольшие новостные блоки. Когда поступило предложение от РЕН ТВ вновь вести большую новостную программу, это показалось мне интересным. К тому же авторскую, а этим я никогда не занимался. В течение нескольких недель я предметно смотрел их новости. И пришел к выводу, что это, пожалуй, единственный либеральный федеральный канал в подаче информации.

Возможен ли сегодня авторский взгляд на новости?

Это проявляется прежде всего в подборке мнений и их трактовке. Мне, например, понравился яркий сюжет о чистке в рядах «Единой России», с синхронами оппозиции, которые ясно дают понять: как партию ни чисть, все равно ничего не изменится. Да и фраза Путина «Другой же партии у нас нет…» оказалась очень к месту. Не представляю, чтоб такой сюжет показали другие каналы. Неоднозначность в подаче материала и представление нескольких точек зрения — вот самое интересное.

Мне кажется, новости все больше напоминают брежневские времена, только вестей с полей не хватает.

Думаю, нам удастся избежать излишнего официоза, следить за перемещениями в пространстве первых лиц совсем не обязательно.

Знаете, меня недавно потрясло, что 20 процентов спама в почте — предложение совместного портрета Путина и Медведева. Раньше порнуху в основном предлагали. А у вас в кабинете, я смотрю, портретов нет.

Я же не чиновник какой-нибудь.


24
Пн — чт, 23.30—0.00, РЕН ТВ
Недавно я брала интервью у Игоря Кириллова, который считает, что выпуски новостей надо начинать с позитива — если не какой-нибудь форс-мажор, конечно. Вы согласны?

Нет. Это советская практика, которая противоречит общемировой. Известно ведь циничное, но очень правильное выражение: «Лучшие новости — это плохие новости». Еще Феллини говорил, что хорошие новости — это когда люди по телевизору смотрят, как плохо другим. Отрицательные факты больше бьют по мозгам.

Вы не испытываете при этом внутреннего дискомфорта?

Испытываю, раздваиваюсь, наступаю на горло собственной песне и начинаю с плохого. И оченьрадуюсь дням, когда ничего отрицательного не происходит.

Наступит ли когда-нибудь время, когда криминал перестанет превалировать над общечеловеческими ценностями?

Говорят же, если мы не чувствуем боли, значит, мы умерли. К новостям это тоже относится.

Значит, наши зрители обречены запасаться валокордином, прежде чем включать телевизор?

Чтобы зрители пили сердечные капли, увидев, скажем, взрыв или теракт, надо показать его соответствующим образом — красиво и страшно. Это и есть наше ремесло. Увы.


24
Пн — чт, 23.30—0.00, РЕН ТВ
Вы работаете с женой, которая является вашим шеф-редактором.

Без нее я как без рук, за 18 лет мы стали одним целым: она делает львиную долю работы, в том числе и организационную. Я могу сидеть и спокойно готовиться к эфиру. Кроме того, она единственный человек, который пишет мне тексты и зачастую делает это лучше меня. Споры могут возникнуть только при обсуждении каких-то стилистических решений.

Быть вместе 24 часа в сутки — это нормально?

Я всегда прошу отдельную комнату, так что мы редко видимся. Зато, занимаясь одним делом, дома не говорим о работе — уже все друг другу сказали. Можно обсуждать книги, фильмы и выставки, ходить на которые мы любим.

Вы всегда находились в оппозиции. Даже из института вас выгнали со второго курса со странной формулировкой: «За антикоммунистическое отношение к труду»…

Это происходит помимо моей воли. Работая в новостях, невозможно находиться в оппозиции. Если власть делает что-то хорошее — мы обязаны об этом говорить. И наоборот. Я стараюсь быть объективным и нейтральным. Как если бы пришел в зоопарк и, наблюдая за тем, что там происходит, рассказывал об этом.

Цинично.

Профессионально. При чем здесь цинизм?

Кстати, раскройте секреты своей невозмутимости. А то вам то скандинавские, то прибалтийские, то немецкие корни приписывают.

Родители рассказывали о моей германской бабушке Иоганне Робертовне и ее отце по фамилии фон Эльцберг, который был генералом по лесному хозяйству. Но немецкого я не знаю, страсти к природе не перенял — стал типичным жителем мегаполиса.

При этом вы не водите машину и любите ролики.

На роликах катаюсь все реже — редкоудается выбраться на Воробьевы горы, не по загазованным же улицам кататься. А машину водит жена — мне жалко времени, лучше я что-то почитаю или новости по радио послушаю. Кстати, несколько лет назад я впервые сел на велосипед. Тоже понравилось.

Я знаю, что одно время у вас были накладные усы — для маскировки.

Мне их специально привезли из-за границы. Была такая забава — нацепить усы, снять очки и отправиться на какой-нибудь митинг — это было в период обостренной политической борьбы в стране. Маскировка нужна была, чтоб не узнали и не побили. Сейчас таких забав у меня нет.


24
Пн — чт, 23.30—0.00, РЕН ТВ
8 сентября 2008,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация