Москва
Москва
Петербург
Русский крен

Русский крен

Куда движется русская киномысль и в какие формы при этом отливается.
Еще весной, с изумлением отсматривая новинки российского кино на сочинском «Кинотавре» и кинорынке, мы с коллегами обратили внимание на неожиданное засилье русской темы. Самые ловкие режиссеры, словно сговорившись, отправились в крестовый поход вглубь немытой России. Корнями подобный арт-брют уходит в прошлый год — год предвыборных финансовых вливаний и громкой славы фильма «Груз 200». После того же, как антисоветчину Алексея Балабанова показали по центральному телевидению (правда, свой следующий фильм, «Морфий» по Булгакову, режиссер снял уже без господдержки), припадание к сивушным корням стало, кажется, модой.

По русскую душу
Хедлайнер покаянного русского стиля — несомненно, Кирилл Серебренников со своим «Юрьевым днем». Забудьте о Распутине и Шукшине — Серебренников переснял на отечественном материале хоррор «Сайлент Хилл», но заменил выморочную американскую готику привычной нам социальной проблематикой: представьте, что инфернальные призрачные шахтеры из «СХ» перешли в тонкий мир из-за невыплат заработной платы. Добавьте к этому совершенно босховские картины провинциальных ужасов города Юрьева и явный призыв ко всем москвичам покаяться и раствориться в родном суглинке. Получите зрелище незабываемой силы, после которого не знаешь, что делать — смеяться или эмигрировать. Интересно, этого ли эффекта добивался сценарист Юрий Арабов?

Назад в историю
Продолжит тему «Однажды в провинции» Кати Шагаловой — живописное кино о провинциальном алкоголизме и люмпенском интернационализме, снятое не просто по следам «Груза 200», а прямо с его звездами (Леонид Бичевин и Алексей Полуян). А кульминацией станет «Адмиралъ» Андрея Кравчука, противопоставляющий пока еще ничтожному настоящему великое и эпическое прошлое. Это кино продолжает старую советскую традицию маринистических блокбастеров — таких как «Адмирал Нахимов» или «Адмирал Ушаков», только героем тут становится главный жупел советской пропаганды — адмирал Колчак! В фильме Кравчука вешатель-золотопогонник (играет адмирала Константин Хабенский) превращается в романтического героя — через огни морских и сабельных сражений его ведет любовь к героине Лизы Боярской. Не удивлюсь, если в скором времени дело дойдет до ремейка «Чапаева», в котором Митька-брат будет отомщен и смерть комдива обставят как хеппи-энд!

Русский Болливуд
Раз уж речь зашла об «Адмирале», придется коснуться и темной стороны русского кино — его стремительной болливудизации. Это вообще-то не новость: русские клоны голливудского кино (с тайгой, березками, Курским вокзалом, родными лицами и в десять раз дешевле) стали появляться давно — вспомним хотя бы «Москва слезам не верит» («Оскар» в 1980-м). Но сейчас они снимаются не просто по голливудским сюжетным схемам, а по мотивам конкретных фильмов. Как в Индии были свои «Изгоняющий дьявола» с плясками и «Матрица» с песнями, так у нас — свои «Римские каникулы» с Гошей Куценко и свой «Форсаж» с тюнингованной «копейкой». А будут еще «Леди Гамильтон» — все тот же «Адмиралъ», «Коммандо» — «День Д» (режиссер, сценарист и исполнитель главной роли — Михаил Пореченков»), наш «Купол грома» — «Обитаемый остров» Бондарчука, наш «Успеть до полуночи» — «Непобедимый» с Владимиром Епифанцевым, свой «Вэлиант» — «Сапсан 3D»; говорить снова про «Юрьев день» уже как-то неудобно.

Самое страшное кино
Все это, конечно, очень смешно — но еще веселее благородные попытки снять оригинальное жанровое кино: встречаясь с национальными особенностями, американские стандарты (не обязательно голливудские) порождают удивительные, не похожие ни на что химеры. Все мы помним тот ужас и моральный террор, который творился на премьерах «Самого лучшего фильма» (первая попытка паразитировать на отечественном киноконтексте, по примеру «Очень страшного кино»). Став рекордсменом в первый уикенд, фильм резко сдал назад во второй, когда включилось сарафанное радио. В сентябре нас ждут три других удивительных опуса — к счастью, гораздо более смотрибельных — музыкальная буффонада «Гитлер капут», триллер «Тот, кто гасит свет» и рок-н-ролльный мюзикл «Стиляги» Многострадальный «Капут», идущий путем «Самого лучшего фильма» (то есть высмеивающий все святое — Штирлица, Победу, тихие зори и т. п. ), бесконечно переносился — сначала неназываемые темные силы препятствовали его выпуску 9 мая, потом — 22 июня, теперь фильм стал на нейтральную дату — 18 сентября. Понятно, что болезненную реакцию вызывает фамилия в названии и обилие веселеньких свастик в антураже картины. Но если это отечественное подражание комедиям Лесли Нильсена и пропагандирует что-нибудь, то разве что формы Анны Семенович и преимущества американского кинообразования — режиссер Марюс Вайсберг, в отличие от создателей «Самого лучшего фильма», учился в Штатах. И научился многому — невербальные шутки тут на порядок смешнее прописанных в сценарии реплик.

Режиссер «Того, кто гасит свет» Андрей Либенсон, напротив, вовсе не рассчитывал смешить публику — и, наверное, человек, не видевший в жизни ни одного американского триллера, примет все происходящее за чистую монету. Но представьте себе: стандартный сюжет про маньяка-педофила и непотребства, скрывающиеся за чистеньким фасадом провинциального городка, перенесены в реалии Ленинградской области. Обычная для американского масскульта фиксация на педофилии кажется особенно зловещей в контексте традиционного российского раздолбайства и беспредела. Но положение спасет восхитительный мискаст — роль следователя, явно предназначенную для Клинта Иствуда, тут играет добрейший Алексей Гуськов. Наблюдать, как наш человек бежит по запутанному, но довольно предсказуемому лабиринту штампов голливудского триллера — чистое киноманское удовольствие. Испытать его можно будет с 25 сентября.

Звуки музыки
«Стиляги» Валерия Тодоровского — скорее русский «Бриолин», чем «Лак для волос». Вместо кадиллаков и дайнеров тут — сталинский антиквариат и коммунальные кухни, вместо джинсов — костюмы джокеров. Вечная проблема музыкальных фильмов о молодежи — юные актеры не способны слаженно сплясать даже «Яблочко», а опытные танцоры несут на лицах неуместную печать опыта и цинизма — решен Тодоровским с потрясающей ловкостью и дерзостью. Герои тут просто… не пляшут — в нужный момент из-за кулис появляется профессиональный кордебалет и начинает пляски в муке или на институтской кафедре. Браво! А когда дело доходит до любовных сцен, молодежь начинает выдавливать из себя розовый вазелин вполне в духе Джона Уотерса. Короче, «Танцор диско» бледнеет и умолкает.


Русский клон

Гоша Куценко — Грегори Пек
Герой-любовник и фланер-болтун, такой же высокий и носатый («Все могут короли» — ремейк «Римских каникул»).

Владимир Епифанцев — Роберт Де Ниро
Здоровяк с хорошо подвешенным языком и легким гангстерским шармом («Непобедимый»).

Михаил Пореченков — Арнольд Шварценеггер
Мистер Мускул консервативного толка планомерно примерялся к «Детсадовскому полицейскому» и «Коммандо».

Ксения Раппопорт — Наоми Уоттс
Главная брюнетка в опасности. Один раз даже была блондинкой — в «Незнакомке» Джузеппе Торнаторе!

Алексей Чадов — Джеймс Дин
Герой молодежи. Ну, может, еще не герой, но старается. Для полного сходства не хватает личного гоночного автомобиля и владения системой Станиславского.

Дмитрий Дюжев — Борис Карлофф
Характерный актер суровой наружности явно страдает оттого, что наше жанровое кино так недоразвито. Сыграл бы в «Франкенштейне».

Павел Деревянко — Роберт Дауни-мл.
Хороший актер, зарабатывающий в амплуа комика-эксцентрика, тоже неплохого. И забияка — однажды наш сотрудник чуть не подрался с Павлом в лифте!
1 сентября 2008,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация