Москва
Москва
Петербург
Интервью: Альберт Филозов

Интервью: Альберт Филозов

Маститый актер увлекся работой с авангардными режиссерами.
Альберт Леонидович, вы заняты в первой премьере нового сезона. Спектакль «Москва. Психо» поставил Андрей Жолдак, умеющий дразнить и эпатировать публику.

Мне нравится этот режиссер. Он эксцентричен, с ним связаны всякие истории, но он замечательно работает, и ничего такого необыкновенного, что отличало бы его от других, в нем нет. У Жолдака своя манера, он любит, чтобы артисты работали на повышенных скоростях, а мы привыкли к более замедленным темпам. Но работать с ним интересно.

По какой пьесе ставится спектакль и почему он так называется?

Это чисто авторская фантазия. Используются несколько ситуаций из разных пьес о Медее — Ануя, Разумовской, несколько текстов Еврипида. Я играю Ясона. Но сюжет трагедии прерывается. Спектакль — своеобразный коллаж ощущений по поводу Москвы, по поводу атмосферы, в которой мы живем. Открытый театр — и для зрителей, и для актеров. Можно выходить из роли и говорить о том, что я сегодня чувствую, слышу. Поэтому в спектакле есть тексты, далекие от «Медеи». Например, размышления Виктора Ерофеева о русской душе. Но и к Москве постановка Жолдака не относится напрямую. Сначала она называлась «Медея. Психо», потому что в ней есть фрагменты из фильма Хичкока «Психо». Сюрреалистический спектакль. И в общем-то его название большого значения не имеет.

«Школа современной пьесы» открывает юбилейный сезон. Вы — единственный актер театра, работающий в нем с самого начала.

У истоков «Школы современной пьесы» было много знаменитых актеров. Но я не согласен, когда говорят, что наш театр ориентирован на звезд. Более того, уже выросла целая компания молодых людей, которые учились на курсе у Райхельгауза в ГИТИСе. И многие из них уже играют главные роли. Недавние выпускники Татьяна Циренина, Дмитрий Сатириади заняты в «Москве. Психо». Вообще неисповедимы пути, по которым идет театр, никакой сознательной линии здесь нет. Кроме одной — Райхельгауз человек очень верный, он всегда помнит тех, с кем когда-либо работал, и хотел бы их видеть около себя. Я с ним работал в Театре Станиславского, Ира Алферова — еще в ГИТИСе. И на Любовь Полищук, с которой мы открывали театр постановкой «Пришел мужчина к женщине», Райхельгауз ставил еще в театре «Эрмитаж». Так что кроме человеческих притяжений никакой другой подоплеки нет.

Что вы вспоминаете за эти двадцать лет?

Я вообще не вспоминаю, мне каждый год интересно. В этом году Райхельгауз придумал приглашать очень интересных крупных режиссеров, чтобы пробовать совершенно разные направления, разные стили. Поэтому он пригласил Жолдака, поэтому идет разговор о приглашении Андрея Могучего из Петербурга, замечательного режиссера, работы которого я видел. Думаю, это очень правильно. Райхельгауз никогда не был ревнивым к чужому таланту.

Если посмотреть на театр, как на персону, что можно сказать о его характере?

Такой уже не очень молодой хулиган. Двадцать лет — возраст для театра очень солидный. Но я думаю, что сам характер Райхельгауза таков, и он театр выстраивает по себе. От него можно ждать самых неожиданных экзерсисов, хотя он вроде не так уж и молод. Я надеюсь, что чем-то мы удивим Москву.

25 августа 2008,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация