Концерт недели: Madlib - Фото №0
Концерт недели: Madlib - Фото №1
Концерт недели: Madlib - Фото №2
Культовый американский музыкант, смотрящий на хип-хоп через призму джаза, впервые выступит в Москве.
Словом «ad-lib» называют внезапную ремарку, а в более широком смысле — что-то сделанное экспромтом и часто не всерьез. «Mad» — значит «безумный». Официальная легенда умалчивает, имел ли в виду Отис Джексон-младший сумму этих слов, когда принимал псевдоним Madlib. Но похоже на то.

Формально его деятельность проходит по разряду хип-хопа. Но если вы понимаете хип-хоп как кичливый поп-жанр с легким криминальным флером, то музыке Мадлиба в нем места не находится. Разница в том, что Джексон, как и важнейший его единомышленик Джеймс «J Dilla» Янси, смотрит на хип-хоп через призму джаза. Речь не о том, чтобы просто засемплировать музыкальную фразу из джазового шлягера, чем с разным успехом заняты тысячи рэперов. Видимо, дело в том, что именно семплировать. Мадлиб выхватывает из музыкального наследия прошлого (к слову, его виниловую библиотеку правильно было бы мерить сотнями килограммов) что-то типично свое, а потом при помощи примитивного инструментария (никакого компьютера!) странным образом преобразовывает эту музыкальную действительность.

Американский композитор и режиссер Мелвин Ван Пиблз даже подавал против него иск. Записывая проект Quasimoto, Мадлиб вырезал и вклеивал в свои треки строчки, фразы, целые диалоги из его фильмов. Но Мадлиб — не Эминем, миллионов у него не отсудить. Дело кончилось тем, что 80-летнего Ван Пиблза официально приняли в группу Quasimoto.

То, что Отис Джексон-младший так фанатично привязан к музыке, можно объяснять происхождением и воспитанием. Отец, Отис Джексон-старший, был сессионным музыкантом, мать сочиняла для него песни, а дядя был трубачом в ансамбле у Диззи Гиллеспи. Любимой игрушкой Мадлиба был проигрыватель с пластинками Каунта Бейси. В итоге и младший брат Отиса тоже занялся хип-хопом («Мы жили вместе, у меня стояла аппаратура, когда меня не было, он на ней делал что-то свое», — объясняет Мадлиб) и известен под именем Oh No.

То, что 38-летний калифорниец добрался-таки до Москвы, (стучим по дереву) — хорошая такая неожиданность. Мадлиб не слишком любит гастроли, а его интервью можно сосчитать на пальцах. Ему всякий раз нужен веский повод, чтобы покинуть свой дом-студию.

Он авангардист, мистик и мистификатор, примерно в духе «Пит Рок встречает Фрэнка Заппу», а его официальная биография вымышлена до последнего слова. Поэтому приходится верить тому, что говорят.

Говорят, он не использует компьютер, ProTools и современные студийные возможности. У него дешевый и примитивный набор железок, из которого Мадлиб выкручивает свое фирменное звучание. Он не использует компьютер и в быту — не пишет в «Твиттер», не пользуется имейлом.

Говорят, Мадлиб спит по три-четыре часа, проводит в студии максимум времени, любит кофе (его лейбл даже выпустил специальный сорт) и медицинскую марихуану — а в Калифорнии можно получить рецепт и законно покупать. У Мадлиба рецепт есть. И судя по рассказам (да и по музыке), эта карточка не пылится без дела.

Спецпроект

Загружается, подождите ...

Персоны