Интервью: Мария Аронова
Актриса рассказала о способе породнить Театр им. Вахтангова и Римаса Туминаса.
Мария, какие роли вы будете играть в новом сезоне?

Я сыграю Елену Прекрасную в спектакле Римаса Туминаса «Троил и Крессида». Об этой женщине говорят всю пьесу, но появляется она всего минут на пять в конце первого акта, вот и все. Прочитав пьесу Шекспира «Троил и Крессида», я подумала, что роль Елены ничего не прибавит к моей творческой биографии.

Почему вы согласились ее сыграть?

Когда я получила эту роль, у меня был разговор с Туминасом. Я сказала ему, что играть Елену мне, в принципе, неинтересно и заниматься этой работой не хочется. А потом спросила: «Римас Владимирович, вам важно, чтобы я была в вашей команде в тот период, пока вы у руля?» Он ответил «да». И я сказала ему: «Тогда вопрос снят, буду играть хоть “кушать подано”». Знаете, Туминас придумал гениальное решение для образа Елены. Идет нескончаемая троянская война, льется море крови, гибнут люди, чтобы завоевать Трою и вернуть красавицу Елену мужу. А она в это время отдыхает: жрет, занимается сексом, давно уже постарела, растолстела и превратилась в огромную бабищу. Когда войско завоевывает город, солдаты, сражавшиеся, чтобы освободить Прекрасную Елену, и слышавшие рассказы о ее красоте, вдруг видят, в кого она превратилась, и у них наступает шок. У зрителей пятиминутное появление Елены тоже должно вызвать шок. Не буду ничего рассказывать, нужно смотреть спектакль.

Вам так хочется быть в команде у Туминаса?

Это долгий разговор… Я по складу характера женщина-мать, и мне все время хочется как-то помочь Туминасу, поддержать его, закрыть собой. Честно говоря, я ему не завидую: он пришел руководить совершенно сумасшедшим театром, пришел из другой культуры и абсолютно по-иному воспринимает мир. Сейчас он пытается научить нас языку, на котором разговаривает. Вопрос в том, способны ли люди, привыкшие к совершенно другой школе, выучить этот язык. Хотя мне всегда очень интересно смотреть, как Туминас репетирует.

Как к нему относятся актеры в театре?

Они долго были беспризорными детьми. Туминас сейчас присматривает за ними, но он пока не родитель. Мы ждем, что с нами будет дальше. Кем станет для нас этот пришедший в театр человек: любящим отцом, старшим братом или строгим отчимом. Так что мы пока стоим на перепутье.

Не хочется ли вам как-то расширить свое амплуа?

Если бы мне предложил серьезную драматическую роль, для меня это стало бы огромным событием. Но ужас в том, что я очень боюсь нового материала и ненавижу новые работы. Никогда в жизни я не мечтала о какой-нибудь роли, никогда не просила режиссеров специально что-нибудь для меня поставить. Процесс вхождения в новый образ для меня всегда очень мучителен.

Вы согласны с тем, что внешность актера ограничивает выбор ролей?

Не согласна. Я уверена, что одаренный актер может сыграть любую роль, независимо от того, подходит для нее его внешность или нет. По-моему, тут все зависит от режиссера.

Спецпроект

Загружается, подождите ...