Кен Лоуч: «Перед нами очередное потерянное поколение»
Великий режиссер о ворованном виски и соцреализме в «Доле ангелов».
«Доля ангелов» получилась очень оптимистичным фильмом.

— Я и правда хотел в этот раз снять что-нибудь более ироничное. От таких сюжетов, как у нас, обычно ждут угрюмости, но «Доля ангелов» такой не получилась.

— Не помню, чтобы в ваших фильмах раньше столько шутили.

— С одной стороны, мы понимали, что перед нами очередное потерянное поколение. С другой — рассказывая историю ребят, оказавшихся в подобной ситуации, мы хотели сломать стереотип и показать их такими, как есть. Смешными,неглупыми, добросердечными, полными недостатков, словом — людьми. Настоящими людьми, которым хочется сопереживать.

— Но как им удается провернуть ограбление? Это не слишком фантастический сюжет?

— Да бросьте! Мы добивались максимальной убедительности. Виски сливали и раньше. Это не ядерная физика. Вопрос в том, способны ли додуматься до этого четверо героев. А почему нет? Они не дураки.

— Для вас важно было снять фильм в Шотландии — впервые за 8 лет?

— Это шотландская по своей природе история, но я надеюсь, что она будет актуальной и за пределами Великобритании. Пока отношение публики теплое. Десятки тысяч парней повсюду оказываются в похожем положении.

— Вас ведь любят в Испании и Италии — а там показатели безработицы зашкаливают.

— Нам, кажется, удалось добиться правильного баланса между легкостью жанра и печальным содержанием. Никакой откровенной политики в фильме нет. Но да, ты рассчитываешь при этом, что люди сами сделают правильные выводы.

— Приз Жюри в Каннах стал для вас неожиданностью?

— Еще какой! Мы с женой садовничали дома в Бате — и пришлось совершить бросок по Англии, чтобы успеть в Канны. Отметили
парой бокалов лимонада и тут же поехали в Эдинбург, чтобы представить фильм там. Вообще, я только сейчас начинаю что-то про «Долю ангелов» понимать. Я неделями монтировал ее, пересматривал пару раз в неделю. Я же лучше всех вижу там огрехи! Мне
все еще хочется вырезать некоторые кадры.

— За что приметесь теперь?

— А теперь я хочу в монастырь на неделю. Устал даже от собственного голоса!

Интервью Дэйва Кэдхоуна