Карина Григорян: «Московские девушки — болтушки»
Ресторатор, работает в «Бонтемпи». Родилась в Москве
— Что делает вас москвичкой?

— В некотором смысле я создаю городскую среду. Мой папа был дирижером в Московском музее музыкальных ансамблей. Это все
ансамбли, которые играли в ресторанах. Мы ходили туда принимать программу, что называется. Я садилась за стол и понимала, что мне дико нравится в ресторане. В 90-е я уехала в Эмираты играть на пианино в холле пятизвездочного отеля — и все свободное время проводила на кухне ресторана. Мы подружились с шеф-поваром, устраивали смешные пати, где сначала все вместе готовили, а потом я играла на фортепиано. Я была такой хозяйкой салона. Вернувшись, я мечтала открыть ресторан в Москве, но в 90-е это было невозможно. Первое кафе мы открыли с Олегом Черноусовым и Александром Затуринским. Там я делала все: придумывала форму, организовывала вечеринки, носила подносы.

— За что вы больше всего любите Москву?

— За рынки. Дорогомиловку. Я всегда предвзято к нему относилась, мне казалось, что это рынок для рублевских придурков, но, познакомившись с ним поближе, я могу сказать, что такого контроля качества, как на Дорогомиловке, нет нигде.

— Какие приметы отличают современную москвичку от жительниц других городов?

— Мне хотелось бы думать, что это такое кредо порядочности. Я все-таки уверена, что те, кто являются коренными москвичами из интеллигентных семей, не позволят себе три четверти вещей, которые позволяют себе приехавшие в Москву люди. А вообще мы болтушки, мне кажется, московские девушки — болтушки.

— Что для вас в Москве «родная среда»?

— Я обожаю ВДНХ. Мне кажется, каждый иностранец, который попадает сюда, должен это видеть, потому что другого такого памятника безвозвратной эпохи, кроме высоток, у нас нет. Когда мы открыли «Люсьен», мне казалось, что все иностранцы должны там побывать. Он не такой затасканный, как «Пушкинъ». «Люська» сейчас очень неплохой, но, к сожалению, они забросили русско- еврейскую тему. Но это виднее инвесторам.

Евгений Райцес, дизайнер, шеф-повар «Time Out бара»
Признаться, лично я женщин-рестораторов в России не знаю. Ресторатору нужны коммерческие навыки, в том числе выдержка, это же большая конкуренция, большой бизнес — много людей, товары, которые быстро портятся, отношения с поставщиками. Надо и хорошим организатором быть, и считать уметь, иметь коммерческое чутье. Плюс должна быть чуялка ресторанная — вовремя улавливать, чего хотят люди. В России ресторанный рынок не похож на западный. У нас это всегда большой бизнес. Нет авторских, семейных заведений. На Западе огромное количество знаменитых женщин-шефов, они же владелицы ресторанов. Есть женщина-шеф, ресторан которой получил три звезды Мишлена. А у нас мало дам и среди поваров тоже: сложно все. Если для женщины это не номинальный бизнес, ей потребуется много мужских качеств.