Pussy Riot выдвинуты на премию Кандинского
Выдвижение приветствуют и критикуют так, будто Премия у группы уже в кармане. Арт-критик Time Out разбирается, насколько оно закономерно.

Пока говорил суд, профессиональное сообщество акцию Pussy Riot в храме Христа Спасителя не обсуждало. Редкие суждения тонули в дискуссиях о правоприменении положений Трулльского собора, изумлении средневековой риторикой суда, восхищении мужеством подсудимых и их красотой. Оценивать перформанс по достоинству мешала и открытая ненависть, которую «потерпевшие» от него, их сторонники, адвокаты и судья Сырова открыто демонстрировали во время процесса.

Выдвижение на Премию Кандинского — еще до оглашения приговора — сорвало печать со многих уст, и некоторые из тех, кто защищал Марию Алехину, Екатерину Самуцевич и Надежду Толоконникову до сих пор, оказались в числе их противников. Одно дело — тюрьма, срок, суд, другое — вечное искусство. Член экспертного совета Премии Александра Обухова выступила с декларацией «Почему я никак не оценила работу группы Pussy Riot», определив предлагаемые обстоятельства как «моральный шантаж»: политическая ситуация требует высших баллов, в нормальной — «поставила бы им твердую “пятерку”, потому что <…> акция была, мягко выражаясь, весьма средней» (высший балл — 10).

Даже логичное появление в списке Премии с подачи Ирины Кулик превратилось в скандал, хотя произведение, приковавшее к себе взгляды, умы и сердца, трудно было не отметить. Бескомпромиссные феминистки продолжили заглохшую было отечественную акционистскую традицию, связав ее с народной, скоморошеской. Да и популярность их трудно отнести только на счет государственного пиара — бурная реакция окружающей среды закладывается в активистское искусство, хотя вряд ли можно было ожидать, что власть предержащие наделают столько глупостей и мерзостей.

Выдвижение приветствуют и критикуют так, будто Премия у группы уже в кармане. Хотя впереди еще экспертный совет, жюри и множество формальностей. Да и поднявшийся шум, собственная гражданская позиция, международная и профессиональная солидарность давят в разных направлениях. Как и в случае с «Войной», сообщество вновь вынуждено оценивать не только произведение, но и реакцию на него. Гораздо вероятнее, что Pussy Riot с большим преимуществом выиграют почетную, но безденежную премию «Соратник», в которой за художников голосуют исключительно их коллеги. Одним махом акционистки попали во множество целей — вскрыв язвы незаконной симфонии церкви и государства, они сфокусировали наш взгляд на показном благочестии, общей дикости нравов, судебном произволе.

Мнится, очередь — за художественной теорией и практикой. Теперь, когда сама Мадонна написала на обнаженной спине название группы, журнал «Шпигель» довел информацию о ней до всех немецких домохозяйств, самое время выяснить, что такое искусство, зачем оно существует, в каких отношениях находится с публикой и политикой. А что касается Кандинского, который, кстати, был юристом, — нравится это кому-то или нет, но наше время зафиксировано девочками, танцующими на фоне золотого символа имперского величия в цветных балаклавах и ярких платьицах.

Спецпроект

Загружается, подождите ...