Объявлен лонг-лист премии «Русский Букер»
О самых громких именах в списке и о том, как изменилась литература с течением времени.

Обыкновенно на букеровских сессиях члены жюри, аргументируя свой выбор, говорят об особенностях русского романа за истекший период, отмечают, какая именно тенденция, на их взгляд, в литературе сейчас просматривается. В этом году тон выступлений существенно отличался. Выяснилось, что знакомство с сочинениями современных российских авторов — дело нелегкое и не слишком приятное. «Мы находимся в шоке», — сказал Владимир Салимон. «Такое впечатление, — заметил председатель жюри Самуил Лурье, — что главная забота героя современной литературы — эрекция, а главной героини — оргазм, поэтому герой сегодня — ничтожество, а героиня — идиотка». Короче говоря, российская литература в целом являет собой зрелище печальное и малоприятное. Литература, по словам Лурье, в России была общественной совестью, частью общего социально-политического сознания.

А когда с социально-политическим сознанием не все в порядке, в литературе тоже дела обстоят не слишком хорошо. То есть, если довести эту мысль до логического конца, в жалком состоянии литературы виноват существующий порядок. Эти разговоры несколько отвлекли внимание аудитории от обсуждения писателей, прошедших селекцию. Действительно, обсуждать здесь собственно нечего. «Порадовало, что появилось несколько новых имен», — сказал один из членов жюри. С этим «несколько» трудно не согласиться, тем более что новые имена теряются среди авторов, задействованных в премиальных процессах не первый год, таких как Александр Иличевский, Захар Прилепин, Дмитрий Быков, Ольга Славникова, Андрей Волос, Юрий Буйда, Александр Терехов. Есть и Эдуард Лимонов. Что ж, если новое столь пугающе плохо, наверное, действительно лучше держаться за старое. То есть проверенное.