Москва
Москва
Петербург
На съемочной площадке «Темного рыцаря: Возрождение легенды»

На съемочной площадке «Темного рыцаря: Возрождение легенды»

Кристофера Нолан, Кристиан Бэйл и Энн Хэтэуэй о том, как создавался фильм.

В финале «Темного рыцаря», хита 2008-го, Бэтмен исчезал в ночи, пожертвовав ради спокойствия жителей Готэма своей репутацией супергероя. «Бэтмен — герой, которого Готэм заслуживает, но не тот, который нужен городу прямо сейчас», — звучал за кадром голос Гари Олдмана.

Время Бэтмена приходит в третьей части — завершающей эпопею режиссера Кристофера Нолана и актера Кристиана Бэйла с ушастым супергероем. Нолан признается, что, ввязываясь в перезапуск «Бэтмена» восемь лет назад, и не подозревал, что снимет сразу три фильма.

«Когда я предложил студии снять после “Темного рыцаря” третий фильм, все были в восторге. Я думаю, они были бы счастливы, если бы мы всю жизнь Бэтменом занимались. Но понимание, что мой интерес в том, чтобы завершить эту историю, сложить все три части воедино, у студии было. Именно поэтому мы сейчас здесь — чтобы довести начатое до конца. Останавливаться после “Темного рыцаря” было бессмысленно».

По словам Нолана, для него также было важно привнести в третью часть своей бэтменианы то, чего в «Бэтмене: Начало» и «Темном рыцаре» не было. Он не хотел снимать еще один эпизод франшизы, которая существовала до него (с переменным успехом) и еще будет дополняться в будущем. «Иначе Крис бы не согласился. Ему нужно было замкнуть круг, закончить историю Бэтмена и Брюса Уэйна», — говорит Эмма Томас, супруга и продюсер всех фильмов Нолана. Готэм, который живописует Нолан, — место сколь мрачное и сложносочиненное, столь же и реалистичное. И персонажи, обитающие здесь, при всей своей любви к маскировке и раздутым психопатологическим проблемам, человечны. «Что меня всегда привлекало в Брюсе Уэйне, если не считать баснословного богатства, — у него нет никаких сверхспособностей, — объясняет режиссер. — Так что и подходить к нему можно как к обычному, реалистичному персонажу — а глядя на него, видеть мир, в котором мы живем, и говорить что-то, актуальное не только в рамках определенного жанра».

Кристиан Бэйл, работавший с Ноланом еще над «Престижем» — и оттуда перекочевавший на роль Бэтмена нулевых, поражается способности режиссера рассказать фантастическуЭнн Хэтауэй, исполнительница роли Селины, Женщины-кошки В этом фильме я сыграла бы и подставку для ног, но мне посчастливилось играть такого прекрасного персонажа, как Селина. Мне нравится, что внимание сфокусировано на том, кем она является, что не случается внутреннего раскола, когда она надевает костюм. Это просто вид униформы, которую ей приходится носить на работе. Нужно научиться всему, что делает твой персонаж, и выглядеть идеально. А насчет пробежек на каблуках — ты просто делаешь это, и все. «Дьявол носит “Prada”» был в этом смысле хорошей школой. Тогда я бегала вверх-вниз по Манхэттену, сейчас — по Готэму.ю историю так, чтобы в ней прослеживались злободневные подтексты. «Меня это в Крисе даже пугает — все его фильмы отражают время, в котором были сняты, везде можно найти мотивы, которые все вокруг обсуждают. Взять хоть “Возрождение легенды” — когда мы снимали в Нью-Йорке сцены уличных волнений, в паре кварталов от нашей площа дки началась настоящая “оккупация” Уолл-стрит.

Нолан не мог знать о том, что это случится, когда писал сценарий и когда мы начинали снимать!» И «Возрождение легенды», и пара его предшественников — проекты, как ни крути, эпические. Нолан любит работать размашисто, и чем эфемернее идеи, заложенные в сценарий, тем более громоздким оказывается их нолановское воплощение. То же и в новом фильме — съемки
на натуре на трех континентах, захватывающие дух воздушные трюки, панорамная сцена, в которой улицы Готэма охватывают хаос и взрывы, — с участием десятка тысяч статистов, полный набор новых гаджетов и средств передвижения. Но если послушать Нолана, масштаб постановки — вопрос вторичный по сравнению с эмоциональными потрясениями, которые переживают герои.

Действие «Возрождения легенды» происходит спустя восемь лет после финала «Темного рыцаря», после того как Бэтмен лишился и статуса силы добра, и женщины, которая была ему ближе всех. Он удалился в добровольное изгнание. «Он перестал быть Бэтменом, потому что перестал быть нужен, — объясняет Нолан. — Для нас важно было передать то, как концовка прошлого фильма повлияла на Готэм — и, кажется, это получилось. Готэм в начале “Возрождения легенды” — место более счастливое, чем в финале “Темного рыцаря”». Впрочем, перед Готэмом вновь встала угроза — в лице качка-психопата Бэйна и его личной армии. Причины этого стоит искать в событиях предыдущей серии. «Речь пойдет об ответственности. Об искуплении. КоДжозеф Гордон-Левитт дебютирует в бэтменовских экранизациях — он играет молодого копа и большого фаната Темного рыцарягда ты говоришь о таких сильных эмоциях и с таким размахом — то получается вызвать у зрителя самые разные, и неслабые, переживания, — добавляет Нолан. — Персонажи “Бэтмена” позволяют тебе это. Они словно герои оперы — чрезмерны, гротескны, все до одного. В этом и прелесть этих героев — с их помощью можно рассказать нечто настолько мощное, чего нельзя позволить в обычной истории. Я буду по ним скучать».

Нолан — понятно, не единственный, кто прощается с Бэтменом. Кристиан Бэйл три фильма проходил в массивном костюме из кевлара, и, по его словам, этот опыт изменил его и как актера, и как человека. «Первый раз я оказался в образе еще на пробах, — впспоминает он. — Это был костюм Вэла Килмера из “Бэтмена навсегда” — и, скажем прямо, сидел он на мне не очень; размеры у нас с Вэлом разные. А вот стоило мне надеть уже свой собственный, на меня изготовленный костюм, как первая мысль была:“Ох, придется Крису искать нового актера”. Меня охватил приступ клаустрофобии, какой у меня в жизни не было. Я не мог дышать. Не мог думать. Здесь слишком туго. Здесь мне жмет голову. Я был на грани паники. Я думал, еще секунда — и случится нервный срыв.

Мне пришлось попросить всех оставить меня одного на двадцать минут. Все собрались вокруг меня, спраБольше часа «Возрождения легенды» снято на специальные IMAX-камеры — с заметным улучшением резкости и качества изображенияшивали: “Ну как? Как сидит?” Как-как, я дышать, блин, не могу! Я остался один, попробовал успокоиться. И понял, что, как бы то ни было, я хочу сделать этот фильм.

А потом я проносил этот костюм еще двадцать месяцев — и как Брюс Уэйн улучшал его, так и мы доделывали его там и тут. Со временем он стал удобнее. И приступов паники больше не было — хотя бы потом у, что я получил возможность в случае чего срывать его с себя без помощи ассистентов. Голова кружилась иногда, но не более. В конце съемок случилось что-то похожее. Мы отсняли последнюю сцену. Все как полагается — в костюме Бэтмена, на крыше высотки, на фоне Манхэттена, с Женщиной-кошкой. Это была последняя сцена с моим участием. Вдруг я разволновался. Я понял, что мне больше не придется снимать с себя этот костюм — и снова попросил всех выйти, оставить меня одного минут на двадцать. Паники уже не было — но я хотел посидеть в одиночестве, полностью осознать, что мы сделали, почувствовать гордость за все, чего мы добились. Это был очень важный момент для меня. И очень важный герой. Я впервые играл кого-то в трех фильмах подряд — и сами эти фильмы изменили меня, мою жизнь и карьеру. Я хотел прочувствовать все это».

24 июля 2012
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

8 жизней Бэтмена

8 жизней Бэтмена

История супергероя: икона стиля, пенсионер, диссидент и другие ипостаси человека в костюме летучей мыши.
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация