Москва
Москва
Петербург
Интервью: Джеймс Дин Бредфилд

Интервью: Джеймс Дин Бредфилд

Вокалист Manic Street Preachers все еще увлечен политикой.
Вы убежденный рокер, а успели поработать с поп-дивами Ниной Перссон и Кайли Миноуг. Кто дальше — Мадонна?

(Смеется.) Нет. Я думаю, Нина стоит несколько особняком, я не считаю ее поп-певицей. С Кайли… у нас с ней немного странная связь. Такие совершенные люди как бы не вписываются в реальность, и мы решили немного это подправить. И вообще, поп-музыка далеко не всегда плоха — послушайте старые соул-пластинки лейбла Motown или ту же Кайли. Но, боюсь, что Мадонна — это не тот персонаж, которым я могу восхищаться.

Раньше Manic Street Preachers были очень политизированной группой, влияет ли нынешняя политическая обстановка на ваши песни?

Просто раньше мы делили мир на черное и белое, на хорошее и плохое… Я очень увлечен политикой — ежедневно читаю газеты, смотрю новости и, конечно, в некоторых песнях

Еще интервью:
Интервью: Рон Перлман
Интервью: Эндрю Стэнтон
Интервью: Александр Архангельский

затрагиваю какие-то вопросы, но теперь это лишь пятая часть от всех тем, что мы затрагиваем.

А по убеждениям вы такие же ярые социалисты, как и раньше?

Мне довольно трудно понять, что собой сейчас представляет социализм в Британии. Есть некоторые принципы, за которые я всегда буду стоять горой, но что касается остального… я в растерянности. Например, раньше золото, вода, сталь и электричество принадлежали государству и нам, его гражданам, а сейчас это все скуплено собственниками. Довольно трудно оставаться приверженцем старых принципов, они изменились, общество ими спекулирует. Я не уверен, что в данный момент будет уместно превозносить социализм как таковой.

Это на вас так недавняя поездка на Кубу и встреча с Фиделем повлияла?

Честно говоря, эта встреча сбила нас с толку. Прежде всего, мы поняли, что музыканты должны держаться как можно дальше от политиков, — пусть это и такие политизированные музыканты вроде нас. На Кубе есть общественное распределение средств, но нет, к примеру, свободы слова.


Когда мы давали интервью на радио, журналистам запретили касаться некоторых тем. Было немного странно посетить страну с такой революционной историей, где с рвением превозносят правительство. Больше всего меня поразила жизнерадостность кубинцев и то, насколько эти люди готовы поступиться личным в пользу общественного — такого самопожертвования никогда не встретишь в капиталистических странах.

Вернемся к музыке. Вам не кажется, что ее стало слишком много? Никто никогда уже не сможет прослушать все, имеет ли смысл сочинять что-то новое?

Странный вопрос, но я понимаю, почему вы его задаете. Да, сейчас в мире музыки намного больше, чем когда-либо. Но, с другой стороны, она очень разная. На самом деле переизбыток сейчас везде — в кино, литературе, телевидении. Культуру убивает то, что она превратилась в производство, ее надо каким-то образом амнистировать. Ну а наша группа — она единственная в своем роде, нет никого, кто так же играет и сочиняет. Может быть, мы не оригинальны, но определенно уникальны.

Еще интервью:
Интервью: Рон Перлман
Интервью: Эндрю Стэнтон
Интервью: Александр Архангельский
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация