Темный рыцарь
Продолжение снятого Ноланом «Бэтмена: Начало». В городе появляется новый злодей — улыбчивый анархист Джокер, а сам Бэтмен объявлен в розыск.

Одинокий и слегка озлобленный миллионер Уэйн (он же городской партизан Бэтмен) страдает от несовершенства мира: зло города Готэма оказалось гидрой — на месте каждого поверженного врага возникло по банде. Десятки переодетых Бэтменом робингудов шумно и бездарно пытаются грабить награбленное, кто-то из полицейского управления сливает информацию оставшимся гангстерам, Рейчел Дэвис радикально сменила внешность (теперь ее играет не Кэти Холмс, а Мэгги Джилленхол) и вовсю крутит роман с другом Уэйна, благообразным прокурором Харви Дентом. Сам человек-мышь (Кристиан Бейл) объявлен в розыск. Вдобавок, в городе появляется третья сила — улыбчивый анархист в фиолетовом костюмчике и тонной белил на лице. Ну да, тот самый Джокер (Хит Леджер), ради которого вы все и пойдете в кино.

Собственно, Леджер и есть единственное светлое пятно посреди всего этого долгого, 2,5-часового мрака. Солнце не восходит почти никогда, ночь освещается всполохами горящих зданий, взрослые мужчины с насупленными лицами характерных актеров страдают от должностных обязанностей и того и гляди норовят упасть на темную сторону Силы. В саундтреке преобладает низкочастотный гул, будто над Готэмом пролетает эскадрилья сверхзвуковых истребителей. И только неопрятный парень с ножичком получает искренне удовольствие от заходящегося мирового пожара. Леджер заикается, заговаривается, играет желваками, смешно интонирует и вообще наглядно демонстрирует наличие у героя богатой внутренней жизни. Выглядит все это не то чтобы откровением, но, во всяком случае, весело и витально — хотя жеванием собственного языка все это веселье, в общем, и ограничивается.

Тут кстати вспоминается фильм «Гигант», в котором обучившийся методу Станиславского Джеймс Дин (сопли, глаза в пол, смущенное переступание и нервные ужимки деревенщины) был стравлен с Элизабет Тейлор и Роком Хадсоном, заученно выдававшими аристократический голливудский позитив. Дело тогда закончилось «Оскаром» режиссеру Стивенсу и второй посмертной номинацией — Джеймсу Дину. С Леджером, наверняка, произойдет та же история, но что до статуэтки режиссеру Нолану, то боюсь, не в этот раз.

Пусть страдания и дилеммы героев в «Темном Рыцаре» необычайно глубоки и в них даже есть какие-то политические намеки (судя по которым, электорат Готэма с удовольствием проголосовал бы за НСДАП, не то что за Буша), ну и пусть мотивации всех-всех-всех жизненны и четко сформулированы. Но будьте разумны — за последние 50 лет комикс вырос из трико, полумасок и идеалистической борьбы со злом. Так что отчаянная попытка Нолана натянуть пуленепробиваемые, но все же ползунки на все эти мотивации и дилеммы, конечно, выглядит немного нелепо. Вряд ли кто-то, даже в запале, станет настаивать, что уши торчком и плащик — это условность, вроде колгот Гамлета или прием отстранения, вроде триеровских контуров на полу. Это просто дурацкий маскарад, над которым уже даже не модно смеяться, и что бы ни сказал принарядившийся так сверхчеловек про закон и порядок, веру и судьбу, какие бы терзания не отражались на его квадратном подбородке — все это будет звучать как реплика из комедии абсурда. Елизавета Бам, откройте!

«Темный рыцарь»: спецпроект Film.ru

Спецпроект

Загружается, подождите ...