Адвокат-дьявол
«Стоп! Не надо! Мне уже лучше!!!», — закричала я…
Страх — вечный двигатель. Он открывает доступ к скрытым возможностям нашего тела. Страх и только страх может заставить наш организм работать на полную катушку.
Вчера я в очередной раз убедилась в этом на практике. А дело все в том, что позавчера был день рождения у моего очень хорошего друга, и, несмотря на то, что на следующий день мне просто позарез было нужно рано утром попасть в отделение милиции Шереметьево-2, я не могла не пойти. А все из-за моего друга-адвоката по прозвищу Лойер. На прошлой неделе один мой приятель возвращался из Европы. Ему было лень заполнять декларацию, и он пошел по зеленому коридору. Его остановили, обыскали и нашли довольно крупную сумму в евро. Дело пахло контрабандой. Я посоветовала обратиться к Лойеру, который поговорил с клиентом довольно жестко, успокоив, что в его одиночной камере будет телевизор. «Контрабандист» испугался и стал общаться с адвокатом только через меня. Таким образом получилось, что я хотела как лучше, а в итоге устроила себе же самой дичайший геморрой. За мной должны были заехать в девять утра. И вот, как это обычно бывает со мной в подобных ситуациях, я пришла на день рождения к другу и сразу всем объявила, что ненадолго.
Начала с шампанского, а закончила в пять утра виски, причем из чужого бокала. Короче, сделала все для того, чтобы похмелье на следующий день было невыносимым. Ввалившись домой, я просто легла на пол, не утруждая себя дойти до кровати, и стала медленно угасать. Зазвонил мобильный — видимо, было уже 9 утра или около того. Я не подхожу — сил нет слово сказать. Потом звонки в домофон. Я лежу. Потом уже начали долбить в дверь. Я поняла, что меня в покое не оставят, и медленно поползла в прихожую. Открыла дверь и тут же обрушилась обратно, на спасительный пол. В глазах потемнело. На пороге стоял Лойер — вылитый дьявол: толстый, практически круглый, с копной кудрявых волос, с копной таких же волос на бороде, в очках и с такой одышкой, что я сразу поняла — лифт не работает. «Вставай!»— сказал он. «Нет, — прохрипела я, — вызови мне скорую… Я умираю… Реально!» Стали неметь руки. Ноги стали ватными, а ногти синими. Лойер был непреклонен: «Вставай, дура!» — «Я умираю! Вызови скорую, я серьезно!» — хриплю я. «Встань, прими холодный душ, выпей пива, надень что-нибудь чистое и поехали!»— «Я уми…» — «Если ты и правда умираешь, — перебил меня Лойер, хитро прищурив глазки, — тогда я тебя перед смертью трахну — какая тебе разница, скорая все равно не успеет…»
И с этими словами он стал надвигаться на меня, натурально расстегивая ремень на своих штанах. И тут я с ужасом поняла, что он не шутит. Я сделала над собой нечеловеческое усилие, вскочила и что есть сил закричала: «Стоп! Не надо! Мне уже лучше!!!» Лойер, кажется, упал или присел — что и говорить, выглядела я комично. Но мне было все равно — я уже обливалась холодной водой, визжала и обещала себе, что больше ни-ко-гда. В тот день я потребовала от своего незадачливого приятеля немедленно выплатить Лойеру весь гонорар. Тот не ожидал, что еще на первой стадии дела ему сделают такой подарок. Но я считаю, что он это заслужил — он ведь мне жизнь спас.


ЕЩЕ ИСТОРИИ ОТ СОНИ СОНИЧЕВОЙ:
Жестокий роман
Аккордеонист
Мурка
Инородный предмет