Москва
Москва
Петербург
Залечь на дно в Брюгге

Залечь на дно в Брюгге

Туристическая комедия превращенная в триллер о жизненных принципах.

В канун Рождества двое ирландских наемных убийц приезжают в бельгийский Брюгге. В этом городе застывших каналов и кирпичных изразцов им предстоит отсиживаться после проваленного задания и ждать телефонных указаний от босса — истерички-педанта Гарри (Файнс). Все, что есть — одна комната на двоих, книжка-путеводитель и масса свободного времени. Старший, Кен (Глисон), вычитывает в гиде про «последний оплот Средневековья в Бельгии» и полон околокультурного энтузиазма. Молодой, Рэй (Фаррелл), — наоборот, материт все вокруг и активно рефлексирует. Вскоре в кадре появятся карлик-расист, криминальные любовники и русский торговец оружием. Туристическая комедия превратится в триллер о жизненных принципах.

Ирландец Макдонах последние десять лет отвечал за местную «новую драму» — в его пьесах ругань, бытовые истерики и алкоголь соседствовали с циничными наблюдениями за своими соотечественниками. В полнометражном кинодебюте драматурга ирландцы — это нация вечно несчастных алкашей и матерщинников, которые чувствуют себя неприкаянными даже в центре Дублина. В переводе на российские реалии это как если бы за фильм вдруг взялись братья Пресняковы. Посреди забитого тихими туристами и маргинальными фриками городка Фаррелл, Глисон и (позже) Файнс выглядят гостями не с Зеленого острова, а из далекого полуплеменного прошлого. Они сплевывают циничные шуточки так и не повзрослевших гопников-подростков, усердно ворочают бровями (особенно — на удивление человечный Фаррелл) и выясняют вопросы почти рыцарской чести там, где давно царят удобное потребительское безразличие и старина за евробанкноты. В Брюгге идет снег, на улице начинается наигранная якобы средневековая мистерия. Горлопанские разборки и пьяные откровения залетных ирландских беспредельщиков на этом фоне оказываются неожиданным перформансом Средневековья подлинного. За неуместными, смешными и жалкими героями вдруг проглядывает нечто непривычно вневременное и абстрактно жестокое — возможно, судьба. В чисто театральном духе, герои Макдонаха разыгрывают свои жизни, словно обреченные марионетки — и сами смеются над неотвратимостью финала. Это, разумеется, не столько кино, сколько пьеса — зато донельзя показательная. Ведь ирландцы — далеко не единственный народ, который упрямо и слепо застрял во времени.

6 мая 2008,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация