Москва
Москва
Петербург
Жестокий роман

Жестокий роман

Я зачем-то привела его в гости к подруге — познакомила их…
Сидим мы тут с подругой моей Риной, пьем «Шато Латур» 2004 года, припрятанное ее мужем-французом для подходящего торжественного момента, и вдруг Рина мне говорит: «Слушай, а давай я расскажу тебе трагическую историю любви всей своей жизни?» Мне стало интересно, чего же такого трагического было в жизни у этой оптимистичной женщины с румяными щеками?

Оказывается, когда-то давно в этом же самом доме жил некий Артур, и был он невероятно харизматичен — так, что все девчонки просто кипятком по нему исходились. И Рина туда же. А у Артура папа был настоящим колумбийцем. Какой-то очень богатый дядька. Он купил ему целый этаж в доме, где жила Рина, обставил по последнему слову техники и загрузил два холодильника — один окорочками, а другой черной икрой. Но суть не в этом, а суть в том, что Рина выслеживала Артура, который просто в упор ее не видел. Выслеживала в институте, выслеживала в магазине, выслеживала возле «Макдоналдса», который очень удобно построили возле дома. «Я просто сгорала от любви! И вот мы с ним познакомились, стали встречаться, и я была самой счастливой девушкой… Но однажды мы поссорились — из-за какой-то мелочи. В общем, я ему сказала “прости, прощай!” и два месяца не подпускала его к себе. Он чуть с ума не сошел, но я была непреклонна».

«Когда я поняла, что перегнула палку, было уже поздно. Теперь обиделся Артур — он от меня скрывался, не брал трубку, очень холодно со мной разговаривал. И теперь уже я стала сходить с ума», — тараторила Рина. «А у меня была самая-лучшая-наисуперская подруга, и я ей обо всех своих страданиях рассказывала, а она меня жалела. Но как-то раз Артур сжалился надо мной и встретился для разговора. Я стала просить его простить меня, что-то в его сердце дрогнуло, и мы снова стали встречаться… Я зачем-то привела его в гости к своей подруге — познакомила их… Пыталась растопить лед в его сердце…» «Нет! Стоп! — запротестовала я. — Давай без гранитного камушка в груди… Ты рассказывай, что подруга-то?»

«А то и подруга… Прихожу я на следующий день к нему в гости, а там много народу, и все мне говорят — там, в спальне, Артур с твоей подругой! Ну, я понимаю — он мне хотел отомстить. Но она! Она-то куда поперлась?!» — спросила Рина у лепнины на потолке. «Вот сучка…» — говорю. А Рина мне отвечает, потупив глазки: «Нет… Не говори так про нее…» «А что? Имею право…» — возмутилась я. «Понимаешь, — отвечает Рина, — она… В общем… Она умерла».

От неожиданного поворота я как-то до омерзения неприлично хрюкнула. «Какой ужас!» — говорю, а сама еле сдерживаю идиотский смех, изо всех сил рвущийся наружу. И Рина тоже глаза прячет, чтобы не заржать. Пыхтит, старается. «А что с ней случилось?» — спрашиваю я почти шепотом. «Зарезали! Ножом!» — всхлипнула Рина то ли от плача, то ли от смеха. «Ужас… Х-х-х-х-х», — не выдержала я. И так мне было ужасно, что я не могла остановиться — смеюсь, и все тут. До слез. Вот бывают же такие женщины, от которых одни неприятности!


ЕЩЕ ИСТОРИИ ОТ СОНИ СОНИЧЕВОЙ:
Аккордеонист
Мурка
Инородный предмет
Адвокат-дьявол
7 июля 2008,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация