«Галеристы поймут, что рано закрылись»
Владимир Дубосарский и Александр Виноградов о том, как из старых проектов делать новые.
Что раньше — придумали картины заканчивать или «Ретроспективу» делать?

В. Д.: Картины эти собирались давно. И если бы давно возникла такая идея, выставка получилась бы гораздо более объемной и интересной. Потому что какие-то картины из этого фонда мы периодически брали и заканчивали, примерно с такой же скоростью появлялись новые незаконченные. Но какие-то оставались, и мы понимали, что нужно что-то делать с ними. Саша один раз взял и холстов восемь просто закрасил.

А. В.: Надо было закрыть как-то эту тему: что-то закрасили, что-то закончили, а потом поняли, что в этом есть история: если к ним относиться как к отдельно взятым картинам, которые надо закончить, — это тяжелый и неприятный труд, если относиться как к новому проекту — появляются смысл и интерес. И возможность что-то осмыслить заново, проговорить. Показать ситуацию — как рождается вещь, что с ней потом происходит.

В текстах мелькает слово «неликвид», выставка при этом выглядит очень сильно.

Д. В.: Так они не неудачные, хорошие картины. Все детские площадки были подводные — там был синий фон, разводы, мы вернули их обратно в реальность. Там, где спайдер с невестой, была реалистическая девушка, но мы фотографию невесты потеряли, после этого пытались и так сделать, и эдак. В результате взяли реальный рисунок невесты из комикса — получилось еще лучше. Разные истории.

Был ли в вашей выставке своеобразный вызов тем, кто считает, что раньше работы у вас были интереснее.

А. В.: Конечно.

В. Д.: Да не в этом же дело — всегда что-нибудь скажут. Это ведь не старые работы, и мы не стремимся никогда сделать так же, как было, и вообще — специально что-то повторить. Да это и невозможно.

Ваши картины недоброжелатели называют коммерческими, доброжелатели — манкими.

В. Д.: Мы называем их призывными.

То есть успешными?

Д. В.: Ага, сейчас вот будет коммерческий успех на одной отдельно взятой выставке, и галеристы поймут, что рано закрылись.

А он есть — успех?

Д. В.: Переговоры, люди, которые думают о нашем успехе… По нынешним временам это уже успех.

Какие оказались самыми эротичными в этой серии?

В. Д.: Пока не очень ясно, но интересуются разными: со спайдерменом, из серии про Химки… Выбор людей непонятен, и всегда был непонятен. Бывает, приходит человек такой конкретный: слышал, сейчас модно. Ну, думаем, сейчас бабу выберет, а он: хочу муравейник. И даже опытные коллекционеры часто покупают не то, что собирались сначала. Мы не угадываем — делаем, что мы хотим.

А. В.: А если еще кому-то нравится кроме нас — и слава богу.

Д. В.: Разное покупают — и негативное тоже, но коллекционер русский чаще позитивные вещи выбирает. Это на Западе сильно разветвленная система — там и коллекционеры, и критики, и кураторы есть разные. Одни выбирают негатив, другие позитив, кто-то работает на контрасте, «ад» и «рай» условно. А у нас всего немного. Но у нас в общем позитивный проект.

Спецпроект

Загружается, подождите ...