Аккордеонист
И тут ко мне приближается юноша в белом. Ну все, думаю, белая горячка.
Довелось мне тут побывать на свадьбе — не просто свадьбе, а на такой свадьбе, когда целый яхт-клуб в Подмосковье два дня работает только для ста человек. Женился один знакомый спортсмен-хоккеист.

Надо сказать, я честно заранее подготовилась. Три дня не пила (ну, может, не три, а два — точно не могу вспомнить, пьяная была). Купила новое платье Valentino Red. Поняла, что если куплю еще и новые туфли — точно не дотяну до зарплаты, потом поняла, что и так не дотяну, купила эти туфли и в полной боевой готовности поехала праздновать.

Только приехала, туфли тут же дали сбой — миниатюрные каблуки-шпильки, обтянутые атласной тканью, проваливались в щели дощатого настила, и назад их было вытащить довольно трудно. Повозившись по очереди то с правым, то с левым каблуком, я совершила неуклюжую попытку избежать неподходящего покрытия и переместилась на траву — не помогло. Проклятые шпильки, у которых теперь отсутствовали набойки, легко вошли в мягкую землю, да так там и застряли. А я стою, как обычно, с моими любимыми креветками в одной руке и с бутылкой белого вина — в другой. Я ведь переместилась подальше от фуршета и, чтобы не бегать туда-сюда, решила взять сразу всего и побольше. Стою, раскачиваюсь, ем креветки, хвосты выплевываю. Неудобно, конечно, вести себя как свинья, но вокруг официанты снуют — я же знаю, что только я поставлю бутылку вина на землю — они ее тут же заберут. Нальют бокальчик — и будет. А мне она целая нужна. В общем, сцена неуверенности — стою, пошатываюсь, соображаю, как бы мне так бутылку зубами открыть, чтобы никто не заметил. Оглядываюсь, а все на меня смотрят. «Ну все… Спалилась…» — подумала я.

И тут смотрю — ко мне медленно приближается юноша. Красивый такой — можно умереть наместе. Секси. Адски секси. Волосы черные, глазищи — зеленые, как разрешающий сигнал светофора, в обрамлении кустистых ресниц. И весь в белом. Полностью. Черт! Я же знаю, что так не ходят. Ну я и подумала — все, приехали. Вот она, белая горячка. А он мне улыбается и что-то говорит. У меня аж сердце в пятки — вот это глюк, как в жизни, прямо матрица! Вот как, оказывается, сходят с ума, думаю.

А белая горячка мне и говорит: «Привет! Помнишь, мы в одном доме жили, когда были маленькие? Я тут твоих родителей встретил и сестру. Как поживаешь?» Я глаза-то протерла, а это, оказывается, аккордеонист Петр Дранга! А в белом — потому что у него такой сценический костюм для летнего чеса по корпоративам. Ну мы, конечно, телефонами обменялись. С его директором. Петька-то меня моложе лет на десять, куда уж мне там. Но, признаться честно, я уже давно так никому не радовалась.


ЕЩЕ ИСТОРИИ ОТ СОНИ СОНИЧЕВОЙ:
Жестокий роман
Мурка
Инородный предмет
Адвокат-дьявол

Спецпроект

Загружается, подождите ...