Мэнсон с кровью. Интервью с Мэрилином Мэнсоном
Как Король секс-извращений ходит по магазинам? Нормально ли он относится к парням, мастурбирующим над головой его подруги-модели? И правда ли он такой странный, каким его принято считать? Вопросы задавали читатели английского музыкального журнала Q. Мэнсон отвечал абсолютно искренне и даже чересчур натуралистично.

Mэрилин Мэнсон (Marilyn Manson), урожденный Брайан Хью Уорнер, только что приобрел новую секс-игрушку. Не какую-нибудь обычную штуковину, которую легко купить в любом секс-шопе. «Это серебряный член, — протяжно говорит Мэнсон хриплым голосом, и его багрового цвета губы кривятся в ухмылке. — На его кончике закреплена мини-видеокамера. Ее можно подключить к телевизору для порноисследований„. Его правый глаз непослушно мигает, а левый, затуманенный голубой светонепроницаемой линзой, сверлит собеседника безжизненным взглядом.

“На днях Ширли Мэнсон из группы Garbage глубоко засовывала его себе в рот. Ей сделали операцию во рту, и мы хотели проверить швы. Это было довольно сексуально. А вот Аврил Лавинь испугалась, когда я ей его показал„. И кто ее за это осудит?

Будет не лишним заметить, что после пяти альбомов готического метала, многочисленных судебных претензий и последнего увлечения Веймарской республикой Мэнсон все еще источает сексуальную угрозу. Но вскоре он покажет нам, что может быть на удивление смешным.


Джеймс Мерриман, Лондон: Вы все еще забавляетесь с клизмами?

В последнее время — нет. Сейчас я стараюсь избегать клизм, хотя после выступлений все же промываюсь. Я считаю, что грязный организм медленнее трезвеет и более восприимчив к наркотикам. Это явный плюс. И еще мне кажется, что неочищенный организм — не самое комфортабельное место для проживания микробов. А в очищенный они сразу набегают и начинают размножаться. Вот иеще один плюс: не заболеешь. В моем прошлом действительно случались клизма-вечеринки. Очень веселые мероприятия без каких-либо попыток соблюдения этикета. Если вы думаете, что там сначала накрывают стол с прекрасным вином и закусками, играют классическую музыку, а уж потом ставят клизму, то вы заблуждаетесь. По извращенности сравниться с клизма-вечеринками может только фаллоимитатор с видеокамерой. Ему такие виды открываются — передать не могу.

Клер Уиллис, Торки: Вы правда касались головы того охранника своим „маленьким Мэрилином“?

Нет!!! Все говорят, как будто я занимался с тем парнем сексом. Это нелепость. Дело дошло до суда, и я выиграл. Я доказал, что это была абсолютная чушь, и что штаны я с себя не снимал. Официальный процесс еще идет, поэтому много говорить о нем я не могу. Но хочу отметить, что судьи все-таки меня поняли. Причем среди них были пожилые люди, добропорядочные христиане — такие обычно не принимают мою сторону.

Келли Грин, Глазго: Когда в последний раз ты выходил в люди без макияжа?

Пару дней назад, когда ехал в аэропорт: на паспортном контроле не очень хорошо относятся к таким вещам. Вообще люди переоценивают количество макияжа на моем лице — всего-навсего немного помады и подводка для глаз. Меня узнают и без макияжа, так что с маскировкой мне никогда не везло. Правда, однажды на выходе из кинотеатра меня приняли за Майкла Джексона. Хочу заметить, что это был совсем не детский кинотеатр.

Фабиано Корсетти, Рим: Подружка убедила меня взять ее с собой на ваш концерт и бросила меня на следующий же день. Могу ли я вернуть свои деньги назад?

(Смеется.) Ты не можешь вернуть свои деньги! Если тебя кинули, это твоя личная проблема. Частенько после шоу я играю в игру “соблазнение девушки за сценой„, пока ее парень околачивается где-то поблизости. Мне интересно посмотреть, кинет ли она его: обычно так и происходит. Было даже несколько случаев, когда разъяренные парни, а может и мужья, пытались ворваться в комнату, где мы уединялись. Я думаю, если отношения рвутся так легко, они просто не имеют права на существование.

Роб Джонс, Бирмингем: Какой твой самый главный наркотик?

Абсент. Я открыл его для себя восемь лет назад. Он вызывает очень, очень сильное привыкание.

Гордон Эллен, Дорсет: Арни (Арнольд Шварценеггер.- Прим. ред.) подался в политику. Не хочешь ли последовать его примеру?

Боже, да это же скучно. И вдобавок нелепо. Я живу в Калифорнии и наблюдал политические дебаты по телевизору — Арни даже говорить по-английски не может как следует. Моя политика — это моя музыка. Искусством можно влиять на политические убеждения людей гораздо эффективнее. Я лучше бы стал президентом Клуба Микки-Мауса, чем политиком.

Даррен Дрейк, Бромли: Вы ходите по супермаркетам?

Иногда, когда пьян. Когда мы едем на гастроли и вдруг оказываемся в центре непонятно чего, я покупаю целый вагон всякой дряни, которая никому не нужна. Потом просыпаюсь и удивляюсь, откуда у меня взялась футболка с индейцем, расшитая блестящими камнями. А вообще по супермаркетам ходит моя домработница. Хозяйство у меня ведет одна наркоманка. Она забавная: у нее зубы выпали еще на прошлое Рождество — то ли от наркоты, которую она принимает, то ли она их трубкой выбила, которой крэк раскуривает.

Венди Лонсдейл, Ноттингем: Вы когда-нибудь встречали людей, о которых думали: “Хм, по-моему, они странные…„?

Вот, например, Аврил Лавинь — пришла на одно из моих выступлений, мы встретились за кулисами, и я подумал, что она очень, очень странная, потому что ходит одна, без охраны! Говорит, что таким образом она чувствует себя независимой. Как вам это нравится? И ведь не думает о том, что кто-то может похитить ее, отрезать пальцы на ногах и продать их на интернет-аукционе, например, мне. Аврил показалась мне очень милой, но странной… Вряд ли из нее вырастет что-нибудь хорошее.

Дженни Симмонс, Кардифф: Что вы думаете о секретной комнате Майкла Джексона?

Я очень хочу увидеть ее фотографии, потому что люди имеют склонность сильно преувеличивать (ходят слухи, что тайная комната была недавно обнаружена во встроенном шкафу на ранчо Джексона в Неверленде. — Прим. ред.). А может, я просто завидую: в моей тайной комнате всего-то один детский скелет и парочка фотографий Макколея Калкина.

Хлоя Браун, Литлхэмптон: Насколько безумен был ваш небезызвестный водитель Виггинс?

В достаточной степени. Понятие о самоограничении прошло как-то мимо него. Помню, однажды он нафаршировал страницами из Библии прямую кишку одной девушки — конечно же, с ее согласия. Мне сложно отвечать на вопросы о чужой ненормальности: когда я в образе или на гастролях, подобные вещи вообще кажутся мне нормальными. Если делаешь что-то плохое каждый день, быстро втягиваешься.

Пол Дьюроуз, Ньюкасл-на-Тайне: Что ты можешь ответить тем, кто считает, что в последнее время твои работы стали слабее? Ты все еще видишь необходимость в том, чтобы выглядеть шокирующе?

Никогда не считал шокирующим ничто из того, что делаю. Шокировать публику — слишком сложная задача, особенно еслисравнивать с тем, что происходит в мире. Или с тем, что предлагает мне мое воображение. Еще неизвестно, что гротескней. Я живу так, как мне нравится, и прекрасно себя чувствую. Чего бы я никогда не сделал? Сейчас я не стал бы отращивать бороду или играть на акустической гитаре. Выходить в джинсах на сцену, принимать ванну…

Дейв Хорсфилд, Лондон: Вы отрицаете этот инцидент с „мясным шлемом“? (Речь идет о том случае, когда Мэрилин и члены его группы мастурбировали над девушкой, голова которой была покрыта кусками сырого мяса.- Прим. Ред.)

Нет-нет. Я бы отрицал, если бы действо назвали принудительным или сказали, что девушке было совсем не весело. Это бы меня расстроило. Со мной всю жизнь происходит что-то плохое, но я стараюсь не относиться к людям плохо — не ищу повода обидеть кого-нибудь без причины. И девушку эту никто не заставлял… ну вы понимаете.

Хайвел Гриффитс, Лондон: Я хотел спросить о фотографиях вашей подружки Диты фон Тиз, которые вы сделали для журнала Playboy. Вы не чувствуете некоторого неудобства, зная, что какие-то парни на них мастурбируют?

Нет, с самого начала у меня не было с этим никаких проблем. Иначе мы бы не добились успеха в наших отношениях. Ей приходится мириться с тем, что я занимаюсь сексом с охранниками, а мне — с онанизмом над ее фотоснимками. Будь она порнозвездой, а я — девственником, пришлось бы сложнее. Трудно ли крутить роман с порнозвездой? Да нет, просто нужно постоянно поддерживать эрекцию.

Ник Калл, Вембли: Расскажите о съемках в фильме „Шоссе в никуда“. И как вы думаете, вчем сюжет фильма?

Мне позвонил Дэвид Линч и пригласил на съемки одной сцены. Мы пришли на площадку, и он заявил: “О’кей, хочу, чтобы ты снялся голым. Сцена будет с Патрисией Аркетт. А потом я хочу, чтобы ты умер. Хочу, чтобы ты умер насильственной смертью. А потом ты будешь насиловать этих девушек, только не пугай их„. Ну вот, стою я на площадке — обнаженный, перед Патрисией Аркетт, чувствую себя ужасно и говорю: “Ты мне очень понравилась в „Кошмаре на улице Вязов-3„“. И после этой фразы я как-то расслабился, а она, наоборот, смутилась. А сюжет фильма уж лучше вы мне расскажите.

Колин Эдвардс, Уимблдон: Где вы храните всю свою старую одежду? Вы не планировали высвободить немного места, выставив вещи на аукцион, как Элтон Джон?

Я храню ее дома, в одном из своих огромных шкафов. И очень привязан к ней, поэтому не хочу расставаться. Всю одежду я покупаю в двойном экземпляре, потому что она быстро изнашивается. Наверное, я мог бы продать несколько самых рваных вещей, только мне надо быть уверенным, что они попадут в хорошие руки.

Дейв Ли, Абердин: Эти уши Микки-Мауса на фотосессии, сопутствующей выходу альбома “The Golden Age Of Grotesque„, — о чем, черт побери, вы думали? Это что, компания Disney попросила вас его пропиарить?

На самом деле это не уши Микки-Мауса. Это шляпа, которую сделали специально для меня, так что она точно не была куплена в Диснейленде. Мы намекали на образ Микки-Мауса — словом, на самую суть американской культуры. Я не нарушал авторских прав компании Disney, и это не являлось заранее проплаченным PR-ходом. Думаю, Disney уважает художников, которые использовали его образы. Среди них, между прочим, Энди Уорхол, Рой Лихтенштайн, а теперь и я.

Аарон Браун, Винчестер: У вас, наверное, целая экспозиция секс-игрушек?

Разные компании присылают их мне для тестирования в большом количестве, но я ими не пользуюсь. Я традиционалист. (Саркастически смеется.) Я вообще человек семейный.


4 ФАКТА О БРАЙАНЕ ХЬЮ УОРНЕРЕ

Б. У. — большой эстет. Его любимый философ — Фридрих Ницше. Любимый напиток- абсент. Любимые фильмы — классика американского детского кино “Вилли Вонка и Шоколадная фабрика„ и “Один против всех„ — трагедия французского гопника, женоненавистника и ксенофоба, рассказанная режиссером „Необратимости“ Гаспаром Ноэ.

Б. У. почти собственноручно написал автобиографию The Long Hard Road Out of Hell, вкоторой проследил свою эволюцию из забитого ученика христианской школы в одного из самых страшных граждан США, обвинявшегося в сатанизме, богохульстве, гомосексуализме и прочих порочных практиках. Из автобиографии следует, что всему виной, оказывается, тайное увлечение дедушки Уорнера порнографией.

Б. У. сумел выставить коллекцию своих акварелейвЛос-Анджелесском музее современного искусства. И даже кое-что продать. Среди покупателей замечены Фли из Red Hot Chilly Peppers, актер Николас Кейдж и маленький упырь Джек из семейки Осборнов.

Однажды Б. У. сказал: “По моему мнению, прежде чем плодиться иразмножаться, люди должны сдавать тест на IQ. Чтобы получить водительские права — надо сдавать экзамены. Чтобы учиться в колледже — надо сдавать экзамены. Почему бы не проходить проверку на интеллект, прежде чем рожать ребенка. Когда я стану президентом, это будет моей первой законотворческой инициативой».