Москва
Москва
Петербург
Мои черничные ночи

Мои черничные ночи

То самое кино, на которое надо вести девушку. Ориентальная романтика случайных встреч и расставаний навсегда, томные взгляды, сладкие кадры и безмерная сентиментальность.

Поругавшись с приятелем, мятежная Элизабет (Нора Джонс) каждый вечер приходит в крохотное кафе к миляге Джереми (Джуд Лоу) — трепаться о всяком, заедать горе вкуснейшим черничным пирогом. Внезапно, отодвинув недоеденный десерт, она бросается в оздоровительное путешествие по Штатам: работает официанткой в разных кафе, везде встречает одинокие сердца (Рейчел Вейс, Дэвид Стрэтерн, Натали Портман), копит на тачку. Наконец, обретя машину и душевный покой, Лиззи возвращается к Джереми, который терпеливо ждал ее все эти месяцы. Тающий пломбир стекает на чернику, Джереми за стойкой целует засыпающую девушку в липкие губы. Играет музыка.

Снять фильм полностью на западной фактуре — для китайского режиссера это практически самоубийственный трюк. В ориентальных интерьерах сентиментальность и банальность легко сходят за экзотику и вековую традицию. Зато в американских — выглядят как есть (вспомним пошлейший «Убей меня нежно» Чена Кайге). Так что «Черничные ночи» — это полное разоблачение Вонга Кар-Вая. Другое дело, что таить ему особенно и нечего. Да, Кар-Вай любит неон, тревожных девушек и влажные мостовые ночных городов, любит подсматривать через бликующие окна кафе. Его интригуют казино и игроки, он не боится общих мест. Выбрав самые смазливые лица американского кино (а Джонс вообще не актриса, а певица, но в Китае снимать в кино поп-звезд — обычное дело), вложив им в голову такую сиропную романтику, какой и у трубадуров не было, режиссер намеренно превращает Лас-Вегас и Сан-Франциско в Гонконг из своих фильмов.

Его Штаты — огромные тачки с открытым верхом, уходящие за горизонт пустые хайвеи, одинаковые дайнеры и великие равнины — кажутся фотообоями на стене китайской закусочной, и, наверное, они настолько же похожи на реальную Америку, насколько «Порок на экспорт» — на быт русской мафии в изгнании. В «Ночах» Кар-Вай сменил оператора, вместо его постоянного соратника Кристофера Дойла крупный план тающего мороженого здесь снимает Дариус Хонджи («Эвита»), но это выглядит Дойлом в квадрате. То, что раньше казалось броским и модным, превратилось в чистую, безмерную сентиментальность. Есть соблазн назвать такое кино растиражированным глянцем — но у китайцев вообще другие представления о прекрасном. Цветы, красивые прошлым летом, будут такими и в 2046-м. Мир изменчив, но красное на фисташковом всегда будет радовать глаз.

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Мои черничные ночи

Мои черничные ночи

Денис Рузаев посмотрел "Мои черничные ночи" Вонга Кар-Вая и выяснил, что порой смена обстановки не меняет вообще ничего.
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация