Интервью: Джонни Роттен
Лидер Sex Pistols рассказал Time Out о Достоевском и английской королеве.
Зачем Sex Pistols все еще здесь?

Кто-то же должен быть честным. Пойми меня правильно: 30 лет назад английский парламент рассматривал мои песни «God Save The Queen» и «Anarchy In The UK» как измену родине, что по тем временам каралось смертной казнью. Я это пережил и остался честным человеком, ни разу не соврал за всю долгую музыкальную карьеру. Запад — это тебе не богачи в роскошных домах, это бедность.У бедного человека очень мало возможностей, но, как ни странно, чем ты бедней, тем интересней твоя музыка.

От вас давно ничего нового не слышно.

Я занимаюсь только музыкой, а то, что вы в России чего-то не слышите, — это проблема ваша и вашего правительства. Всемирный фонд дикой природы организовал программу спасения белой акулы — я по этому поводу песню сочинил. В мире масса проблем, которые меня волнуют.

В интервью во времена первого воссоединения Pistols вы заявили, что делаете это только ради денег.

Вам знакомо слово «ирония»? Это когда говоришь одно, имеешь в виду другое и получается смешно. Я ирландец, у нас хорошее чувство юмора. В русской литературе тоже полно противоречий.

У Достоевского, например?

О господи, вот балагур-то был! (Смеется.) Он нарисовал такую уж мрачную картину мира, что только русские и я способны получить от его книг удовольствие.

Вы как-то обмолвились, что Sex Pistols — это мюзик-холл.

Скорее, свадебный ансамбль. На концерты Sex Pistols приходят, чтобы хорошенько повеселиться.

А как же большие идеи?

Самая большая идея — это радоваться жизни.Если в песнях еще есть над чем подумать — тоже хорошо, но главное— наслаждаться обществом хороших людей.

У вас много друзей?

Нет, я никому не нравлюсь. (Долго смеется.) На самом деле у меня очень много друзей в разных странах с разными культурами. Вообще вся эта рок-звездная мишура не про меня. Но это не значит, что вы сможете запросто схватить меня в коридоре под локоток. Вообще мне лучше держать свое сексуальное тело от людей подальше — в санитарных целях. (Смеется.)

Зубы все еще гниют?

Настоящих зубов всего три, и те скоро выпадут— это, конечно, погано. Что поделать, я же европеец, а не американец.

А какие чувства вы испытываете к вашему директору Малкольму Макларену, который бросил вас тогда в Лос-Анджелесе без цента в кармане?

Никаких абсолютно, вообще не понимаю, почему вы его упомянули. С парнями в группе у нас могли возникать трения, но мы всегда любили и уважали друг друга. И наше дело тому подтверждение — Sex Pistols подарили миру несколько самых честных песен, какие только случались в поп-музыке. Этого у нас уже не отнять.И панками нас называть бессмысленно, потому что мы не панки, мы Sex Pistols, а это лучше, чем панк. Панки — это парни, которые хотят быть как Sex Pistols. Если вы крадете у людей идеи, значит, вам самому нечего сказать.

Почему Sex Pistols отказались присутствовать на церемонии введения группы в Зал славы рок-н-ролла?

В музеях выставляют мертвые вещи, а Мистер Роттен еще жив. Они хотели лишить нас жизненной силы, поэтому мы сказали «нет».

В составе группы снова Глен Мэтлок. Он когда-нибудь припоминал вам тот бутерброд со спермой, который вы ему скормили?

Вот уж глупость так глупость! (Смеется.) Не нравится, как мы отзываемся друг о друге,— не лезь. Мы друзья, и что бы между нами ни происходило, в этом нет места насилию. Вместе мы написали крутейшие песни в истории, вместе идем не самой простой дорогой, но нам нравится.

Послали королеве поздравительную открытку к золотому юбилею?

Нет, зачем? Я налоги плачу, после этого я что-то еще ей должен? Мою преданность нужно заслужить, она ее не заслужила. В конце концов, королева хоть раз прислала мне открытку на день рождения?


Спецпроект

Загружается, подождите ...