Поезд на Дарджилинг
Кино о просветлениях без пошлого гоа-транса за кадром.

Трое братьев разной степени бесприютности на лице, где-то за кадром похоронив отца, отправляются в путешествие по Индии. Цели у них разные: старший Фрэнсис (Уилсон), комично замотанный бинтами после недавней аварии на мотоцикле, считает, что после этого несчастного случая взглянул на мир по-другому и ждет от страны священных коров окончательного просветления. Долговязый, нескладный Питер (Броуди) — представитель того типа людей, кто устраивает истерику, если его зубная щетка оказывается не в том стакане. Он переживает нелепое подобие кризиса среднего возраста — его нелюбимая жена беременна, и как это пережить, он не знает. Младший, Джек (Шварцман) всю дорогу названивает на автоответчик бывшей подружке и не знает, что в этом мире делать в принципе. Все трое не виделись долгое время. Объединяют их трудно выразимое и надуманное желание узнать друг друга поближе, ожидание какого-то странного события, которое должно случиться в конце пути, да гора одинаковых чемоданов Louis Vuitton черт знает с чем, которые братья повсюду таскают за собой. В конце концов, каждый, конечно, найдет то, что ищет. Режиссер Уэс Андерсон после  своих первых фильмов — невинно остроумных, очищенных от налета цинизма «Бутылочной ракеты» и «Академии Рашмор» — ходил в режиссерах, которые должны были определять кино будущего. Позже выяснилось, что Андерсон — совсем не определяющее лицо чего бы то ни было, даже пресловутого «нового инфантилизма», который ему постоянно и, по большому счету, заслуженно приписывают. Типичный прекрасный лузер, пожизненный подросток-задрот, он оказался скорее частным случаем, человеком своего специфического стиля и жанра. «Поезд на Дарджилинг» — та же история, хоть и числится формально роуд-муви. Не важно, чем занимаются вечные андерсоновские инфантилы-потеряшки — меряются ли крутизной в  частной школе, рыскают по океану в поисках невероятной акулы или мотаются по достопримечательностям с непременными намалеванными бинди над переносицей. Чувство растерянности перед трудно усваиваемой реальностью, тотальный эскапизм кочуют из одной картины режиссера в другую. Как, кстати, и двигатель сюжетной коллизии «Поезда на Дарджилинг» — попытки заново переосмыслить семейные ценности, действительные и мнимые (об этом были и «Семейка Тененбаумов», и, в какой-то мере, «Водная жизнь»). Андерсону очевидно не дает покоя крах традиционной протестантской морали в современном мире и следующий за ним распад родственных связей. Собственно, он и сам — плоть от плоти продукт этого краха. Только там, где другие режиссеры (Люмет, Аллен — как примеры из свежей прокатной истории) объединяют своих героев-родственников мелким криминалом, Андерсон накрывает их пуховым одеялом с фонариком и одной детской книжкой на всех. При этом понравится фильм зрителю или нет, зависит исключительно от готовности последнего принять идею режиссера, которая стала для него жизненно важной. В каждом новом фильме эту идею он просто иллюстрирует разными картинками. Тут вот — морские чудища, здесь — детки в школьном дворе, а теперь, посмотрите, Индия нарисована. Глупо, пожалуй, советовать человеку, настолько увлеченному своим миром, сменить позицию — важно понимать, что подобное видение уместно в цивилизованных странах. Жить в России, руководствуясь той же логикой, вряд ли получится — ни к чему хорошему инфантилизм здесь не приводит.

Спецпроект

Загружается, подождите ...