Путешествие с домашними животными
В старом домишке возле железной дороги живет загадочная женщина Наталья (Кутепова). Муж, дающий дуба в первых же кадрах, очевидно, сильно Наталью подавлял, но окончательно уморить так и не смог.

В старом домишке возле железной дороги живет загадочная женщина Наталья (Кутепова). Муж, дающий дуба в первых же кадрах, очевидно, сильно Наталью подавлял, но окончательно уморить так и не смог.Ни резиновые сапоги, ни телогрейка, ни колоритные вязаные носки до колен не могут скрыть Натальиных достоинств: годы и непогода никак не отразились на этих искусно выщипанных бровях и ухоженных руках. Плененный красотой вдовы, на полустанок начинает заезжать Серега (Дюжев), похожий на доброго робота водитель грузовика. Сняв телогрейку и носки, Наталья тихонько стонет под водителем. За бесстыдно не задернутыми окнами грохочут локомотивы. В сарае жует сено корова. В кустах шевелится прилетевший из другой жизни красный воздушный шарик.


На последнем Московском кинофестивале фильм Веры Сторожевой «Путешествие с домашними животными» взял главный приз. Дело, конечно, не в том, что это какое-то великое кино: здесь все ровно, нормально, не хуже, чем у людей. Простодушно-крестьянское желание сделать «как положено» заметно в каждом кадре — видно, что и массовку подбирали поштучно, и каждую односложную реплику репетировали раз по 30.

У Сторожевой, как у рачительной хозяйки, всему находится место и применение, не пропадает ни один лоскуток. Тут и люмьеровское прибытие поезда, и красный шарик из знаменитого одноименного фильма Альбера Ламорисса. Есть и плывущая по реке лодка. Какой же артхаус без лодки? Имеются и секс, и смерть, и звезда — Дю- жев, и маргинал — Борис Петров (горбатый человек-пестик из «Свободного плавания»).

Жизни в этой аккуратной кладовке ни грамма, сплошное декоративное искусство. Зато фильм снят с максимальной заинтересованностью в зрителе, без сверхзадач, да и вообще без претензий на так называемую актуальность. Нагнать тут библейских аллюзий — вышел бы Звягинцев, пустить кровь — получилась бы «Эйфория». А Сторожева — ни-ни. Самое духовное в «Путешествии» — прибивание к стене иконы под звуки румбы, самое шокирующее — трусы с начесом. И вот эта готовность не высовываться и служить уставшей после рабочего дня публике отлично соответствует истинному духу ММКФ и вызывает уверенность в том, что мировая гармония существует. Аккуратное рукодельное кино. Первый приз провинциального фестиваля. Прокат одним экраном. Адекватно!

Спецпроект

Загружается, подождите ...