Москва
Москва
Петербург
Мы ждем вождя на белом коне

Мы ждем вождя на белом коне

Сестра кандидата в президенты Михаила Прохорова Ирина Прохорова о рождении гражданского общества и о герое, в котором оно нуждается.
В предвыборной истории не нашлось героя. На этом фоне Ирина Прохорова продемонстрировала то, чего не хватает политикам, — умение слушать. Мы не можем быть уверены, что ее брат Михаил Прохоров — реальный лидер нового поколения. Но, слушая Ирину Прохорову, мы понимаем, каким он должен быть, как бы высокопарно это ни звучало.

— Что бы ни случилось, в воздухе сейчас чувствуются перемены. Люди выходят на митинги. Но главное — люди «вышли» из своего страха…

— Конечно, я этому очень радуюсь, это как глоток свежего воздуха. Я вам честно скажу, я последние 10–12 лет испытываю чувство постоянного дискомфорта. Я человек 90-х годов. К сожалению, это время ошельмовали, заклеймили «лихими девяностыми». Так часто бывает: приходят к власти люди, узурпируют то, что было создано до них, — и приписывают себе все результаты. Это обычный процесс: реформаторы в разоренной стране берут на себя груз ответственности, проделывают колоссальную работу, выстраивают новую инфраструктуру экономической, социальной и культурной жизни. Когда фундамент нового общества заложен, начинается стабилизация, а в это время, как правило, происходит смена власти, и преемники потом говорят — вот мы пришли и вас всех осчастливили.

Да, 90-е были трудными годами для многих слоев общества. Но с точки зрения творческих людей, тех, кто создавал новые СМИ, новые издательства, новые школы, музеи, художественные галереи и т.д., это было время почти абсолютной, сказочной свободы. Все, что у нас осталось настоящего, — наследие 90-х. Сужение поля креативной деятельности, уход от серьезных дебатов на телевидении, вообще отсутствие живой политической и социальной жизни — очень депрессивные явления не только для меня, но и для всего культурного сословия.

— После ваших теледебатов с Михалковым многие изменили свое отношение к Прохорову. Насколько вы близки с братом во взглядах, в том числе политических?

— В чем мы сходимся действительно — это в отрицании идеи безнадежности нашей страны. Она ведь сквозит во всех выступлениях, кулуарных разговорах: несчастная Россия, с ней и в ней ничего сделать невозможно. Общий пессимизм и неверие в позитивные изменения — часть нашей культуры. Мне кажется очень важным в позиции брата (я это разделяю и поддерживаю) — что не бывает безнадежных ситуаций. Безнадежность — не объективная категория, а ментальный тупик. Если мы посмотрим на историю очень многих стран, которые мы считаем «цивилизованными», то там неоднократно случались периоды катастроф, когда судьба страны висела на волоске. В ключевой момент истории появлялся человек или группа людей, обладающих политической волей, которые находили выход из сложившейся ситуации, опираясь на трезвое понимание проблем страны и ее потенциальных точек роста.

Мне кажется, сейчас происходит быстрое возмужание гражданского общества, но пока оно еще очень подвержено эмоциональному воздействию. Мы, как правило, не очень прислушиваемся к тому, что нам говорят наши политики, насколько реальны их обещания. Нас кормили баснями все советское время; например, что в 1980 году мы будем жить при коммунизме и от каждого будет по способностям и каждому по потребностям. В какой-то момент общество перестало верить этим байкам. Но вот на новом историческом этапе мы вновь и вновь продолжаем верить в чудеса, что завтра придет великий вождь и в два дня превратит страну в город-сад. При этом мы не замечаем реальных людей, которые сказку не сделают былью, но смогут существенно улучшить нынешнюю ситуацию.

— Да, эта вера в сказку стала частью менталитета.

— Знаете, мы здесь вовсе не уникальны. Выборы главы государства — это своеобразное шоу, где умение понравиться аудитории — залог успеха. Но сколько можно наступать на одни и те же грабли: то мы зачарованы загадочными молчунами, которые ничего не обещают, то млеем при виде карнавальных представлений с выуживанием амфор и поглаживанием полосатых кисок. Некоторые упрекают моего брата, что он недостаточно ярок и артистичен. Я всегда удивляюсь: вот стоит красивый, содержательный, образованный, успешный человек и говорит очень правильные вещи, а мы капризничаем — нас плохо развлекают. Мы хотим видеть президентом большой страны компетентного, умного человека или массовика-затейника? Пора научиться эти две профессии различать. Мы традиционно ждем великого вождя на белом коне. Слушайте, у нас этих вождей было столько… Мы уже дошли с ними до ручки. В современном мире вожди остались только в авторитарных и тоталитарных государствах, все эти великие кормчие и иже с ними. Современному государству нужен не воинственный предводитель, а просвещенный, компетентный, рациональный человек, который умеет системно мыслить и работать. Государство в постиндустриальном мире — это координатор жизни общества, а не царь и бог, под взглядом которого заживляются раны, перестают течь трубы теплоцентрали и так далее.

Проблема нашего общества в том, что оно живет старыми представлениями о новом культурном герое. Кто этот герой? Мне кажется, наконец на политическую арену выходит новое, современное поколение, которое должно взять на себя миссию заново переосмыслить и сформулировать систему моральных ценностей, модель государства, в котором мы хотим жить, позитивный сценарий будущего. Я надеюсь, что это поколение способно по достоинству оценить идеи и предложения моего брата, изложенные в его программе.
2 марта 2012
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация