Gayane’s
Недорогое и колоритное городское кафе с армянской кухней от Гаяне Бреиовой, известной по проекту «На лестнице».
Новый проект стартовал на месте прожившего пару лет условно-итальянского кафе La Scaletta. Владелица Гаяне Бреиова (ей же принадлежит соседнее кафе «На лестнице») совершенно справедливо решила не мудрствовать лукаво, а пойти наиболее очевидным для себя путем — заменить пасту с пиццей, которые в Москве не готовит только ленивый, на гораздо более любопытную и редкую в наших пенатах, при этом родную для нее армянскую кухню. Интерьер почти не трогали — лишь одели диваны в яркие чехлы да над лестницей повесили генеалогическое древо семьи Гаяне, а в кухню встроили необходимые тандыр с мангалом. Тяжеленная входная дверь, сама лестница, неудобные рукомойники и милейшие тарелки с гусями остались без изменений.

Колорит национальной кухни и демократичные цены моментально придали кафе той искренности, которой не доставало предшественнику. Непременно стоит пробовать камац мацун (230 р.) — нежнейший кисломо-лочный продукт, в буквальном смысле слова выжатый из жидкого мацуна; его для улучшения пищеварения советуют есть в начале и в конце трапезы. Пока мужчины заняты кавурмой (330 р.) — холодной говядиной в мутно-янтарной корочке топленого масла, — девушки могут сосредоточиться на «жингалов хац» (320 р.) — тонкой лепешке, от души напичканной смесью горной кинзы, укропа, лука, щавеля и шпината. Один из главных хитов — абсолютно постный суп из авелука (260 р.), по вкусу похожей на щавель армянской зелени, которая по текстуре напоминает мясные волокна, прогнозируя супу успех в грядущие недели. На арису (300 р.) сюда стоит приходить специально — чтобы наесться, хватит одной порции вполне диетической каши из пшеничной крупы с разобранным на ленточки куриным мясом. Из горячего интересны еще три варианта кюфты — блюда из взбитой до воздушности говядины — и шашлыки, например из печени и почек (220 р.). А из десертов к дегустации просто обязательно «Птичье молоко» (250 р.), которое в нашем понимании и не «молоко» вовсе, а самый что ни на есть домашний торт во всех трогательных его проявлениях, от тонких слоев медового теста до глянцевой шоколадной глазури. От щедрого куска торта на глаза наворачиваются слезы умиления — ведь именно этой честной и уютной «домашности» нам так не хватает в донельзя расплодившихся по городу пластмассовых безличных ресторанах.