Москва
Москва
Петербург
«Везение досталось мне не сразу…»

«Везение досталось мне не сразу…»

Один из корифеев «Маяковки» играет в пьесе о театре и цене успеха в нем — «Талантах и поклонниках» в постановке Миндаугаса Карбаускиса.
— Нужда в меценате, интриги в борьбе за роль, необходимость выбирать между любовью и сценой — пьеса Островского актуальна для современного театра?

— На мой взгляд, как все великие произведения, «Таланты и поклонники» намного шире и объемнее той темы, о которой вы говорите. Почему это пьеса о театре? Только потому, что там главный персонаж — актриса? Мне кажется, что нет. Она о любви, о нелюбви, о поисках любви, о потере, о призвании людей, об истинности и ложности этого призвания. Просто мы привыкли жить какими-то школьными, хрестоматийными представлениями. Например, Катерина в «Грозе» для нас — «луч света в темном царстве», как определили великие. И мы так и продолжаем ее воспринимать. Но классика на то и классика, чтобы с каждым днем раскрываться все глубже и глубже. Конечно, только для тех, кто готов взглянуть на нее попристальнее. Тем не менее в пьесе есть тема выбора, который встает перед талантом… Да, безусловно, и сейчас это как нельзя актуально, потому что мы живем в мире, где все для нас стало определяться чистоганом, материальными соображениями. Полезно именно сейчас поразмыслить об этом.

— Принято говорить, что актер — это зависимая профессия. Вы согласны?

— Могу в какой-то степени согласиться с этим. Да, зависимая, но это счастливая и радостная зависимость. Потому что если тебе удается работать с талантливым режиссером, который в тебе раскрывает что-то новое, то и бог с ней, с этой зависимостью! В такой зависимости нет ничего оскорбительного и обидного. Между прочим, режиссер ведь тоже зависим — от актеров, с которыми он сталкивается. Скажем, он выбрал актера и ошибся, но что-то не дает ему сделать выбор в пользу другого. Я знаю массу таких случаев. Режиссеру не всегда удается до конца осуществить свой замысел, то, что ему приснилось, то, что он нафантазировал.

— А что делать актеру, когда в его театре застой?

— Не знаю… Я, например, вот уже три года работаю с замечательным режиссером Михаилом Левитиным. В его театре «Эрмитаж» у нас вышло две премьеры. Мне вообще везло: я работал с замечательными режиссерами. Это везение досталось не сразу, но тем не менее досталось.

— Вы впервые играете в пьесе Островского?

— Да, но когда мы с Игорем Костолевским только пришли в Театр им. Маяковского в 1973 году, здесь шел спектакль «Таланты и поклонники» в постановке Марии Осиповны Кнебель. Мы исполняли в нем роли без слов — людей на вокзале, подносивших шампанское. Не знаю, можно ли это назвать встречей с Островским, но тем не менее.

— Как сегодня поживает «Маяковка»?

— Конечно, в театре жизнь невероятно забурлила, закипела, но об исторических перспективах пока говорить рано. Знаю одно: в театр пришел замечательный талантливый режиссер, человек большой культуры и большого мастерства. Если я могу ему как-то помочь в его устремлениях, я только рад. Если я окажусь человеком каким-то заскорузлым, ветхозаветным в своих актерских способностях и пристрастиях, буду только скорбеть, но пожелаю этому режиссеру всяческих благ, любви и согласия с этим театром. Ведь в Театре им. Маяковского работали замечательные и не чуждые ему люди: это и его учитель Петр Фоменко, и учитель Фоменко — Андрей Гончаров, так что есть некая традиция. Понятно, что начинается какой-то новый период в театре, каким он будет — бог весть.

— Нужда в меценате, интриги в борьбе за роль, необходимость выбирать между любовью и сценой — пьеса Островского актуальна и для современного театра?

— На мой взгляд, как все великие произведения, «Таланты и поклонники» намного шире и объемнее той темы, о которой вы говорите.

— Почему это пьеса о театре? Только потому, что там главный персонаж — актриса?

— Мне кажется, что нет. Она о любви, о нелюбви, о поисках любви, о потере, о призвании людей, об истинности и ложности этого призвания. Просто мы привыкли жить какими-то школьными, хрестоматийными представлениями. Например, Катерина в «Грозе» для нас — «луч света в темном царстве», как определили великие. И мы так и продолжаем ее воспринимать. Но классика на то и классика, чтобы с каждым днем раскрываться все глубже и глубже. Конечно, только для тех, кто готов взглянуть на нее попристальнее.

— Тем не менее в пьесе есть тема выбора, который встает перед талантом…

— Да, безусловно, и сейчас это как нельзя актуально, потому что мы живем в мире, где все для нас стало определяться чистоганом, материальными соображениями. Полезно именно сейчас поразмыслить об этом.

— Принято говорить, что актер — это зависимая профессия. Вы согласны?

— Могу в какой-то степени согласиться с этим. Да, зависимая, но это счастливая и радостная зависимость. Потому что если тебе удается работать с талантливым режиссером, который в тебе раскрывает что-то новое, то и бог с ней, с этой зависимостью! В такой зависимости нет ничего оскорбительного и обидного. Между прочим, режиссер ведь тоже зависим — от актеров, с которыми он сталкивается. Скажем, он выбрал актера и ошибся, но что-то не дает ему сделать выбор в пользу другого. Я знаю массу таких случаев. Режиссеру не всегда удается до конца осуществить свой замысел, то, что ему приснилось, то, что он нафантазировал.

— А что делать актеру, когда в его театре застой?

— Не знаю… Я, например, вот уже три года работаю с замечательным режиссером Михаилом Левитиным. В его театре «Эрмитаж» у нас вышло две премьеры. Мне вообще везло: я работал с замечательными режиссерами. Это везение досталось не сразу, но тем не менее досталось.

— Вы впервые играете в пьесе Островского?

— Да, но когда мы с Игорем Костолевским только пришли в Театр им. Маяковского в 1973 году, здесь шел спектакль «Таланты и поклонники» в постановке Марии Осиповны Кнебель. Мы исполняли в нем роли без слов — людей на вокзале, подносивших шампанское. Не знаю, можно ли это назвать встречей с Островским, но тем не менее.

— Как сегодня поживает «Маяковка»?

— Конечно, в театре жизнь невероятно забурлила, закипела, но об исторических перспективах пока говорить рано. Знаю одно: в театр пришел замечательный талантливый режиссер, человек большой культуры и большого мастерства. Если я могу ему как-то помочь в его устремлениях, я только рад. Если я окажусь человеком каким-то заскорузлым, ветхозаветным в своих актерских способностях и пристрастиях, буду только скорбеть, но пожелаю этому режиссеру всяческих благ, любви и согласия с этим театром. Ведь в Театре им. Маяковского работали замечательные и не чуждые ему люди: это и его учитель Петр Фоменко,и учитель Фоменко — Андрей Гончаров, так что есть некая традиция. Понятно, что начинается какой-то новый период в театре, каким он будет — бог весть.
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация