«Лучшее и худшее событие года — открытие Большого»
Николай Цискаридзе — о главных театральных событиях года.
— Лучшее событие в области балета в Москве за минувший год?

— Для меня такого события не было. Я, к сожалению, давно не видел таких спектаклей, чтобы можно было смотреть и наслаждаться — работой солистов, кордебалета, всех технических служб. Для меня всегда событие — спектакли Сильви Гиллем, это лучшая балерина мира. Но даже ее «Эоннагата», показанная этим летом в Москве, событием для меня не стала — потому что я видел этот спектакль в Лондоне, и там все было лучше — лучше работали технические службы, лучше был выставлен свет.

— Если бы вы раздавали «Золотые маски» — но не за сезон, а за прошедший год, — кому бы вы дали «Маску» за лучшую роль?

— Я знаю, как важно и как приятно получать награды (сам много их получил), но «Золотая маска» слишком себя дискредитировала. Те люди, которые достойны наград, — их не получают. Когда я работаю в каком-нибудь жюри — я стараюсь относиться честно к профессии, и даже если люди, которых я недолюбливаю, делают что-то хорошо — я буду их поддерживать. А в вердиктах жюри «Золотой маски» слишком видна «политика». Два решения были просто оскорбительными — когда не наградили Марину Неелову за роль Башмачкина в «Шинели» и когда не дали «Маску» Светлане Захаровой за роль Титании в «Сне в летнюю ночь». Это были шедевры, которые нельзя было не поощрить и не увидеть. После этого я решил вообще не интересоваться тем, кто и за что получает этот приз.

— Но за минувший год в Москве все же случалось что-то хорошее?

— Мне безумно понравился юбилей Вахтанговского театра, спектакль «Пристань», как все это было сделано. В начале года был очень спорный, но интересный спектакль в Художественном театре — «Мастер и Маргарита». Я люблю этот роман и рад, что что-то делается на эту тему.

— А в вашей собственной жизни что было самым лучшим в году и самым худшим?

— Самое лучшее — это открытие Большого театра после реконструкции. И самое худшее — открытие Большого театра после реконструкции. Радость от того, что я дожил до этого дня. Горечь от того, что я увидел, и от того, что предстоят ежедневные столкновения с антипрофессиональными для балетного театра условиями работы.