Москва
Москва
Петербург
Никогда я так не мучался, как когда пытался говорить по-русски

Никогда я так не мучался, как когда пытался говорить по-русски

Один из помощников Итана Ханта Саймон Пегг о тяготах шпионской службы и продолжении «Типа крутых легавых».
— Саймон, вот ты жаловался на то, что в «Миссии» тебе было трудно разговаривать по-русски в той самой сцене в Кремле. Неужели сказать пару фраз по-русски труднее, чем весь фильм говорить с шотландским («Звездный путь») или с ирландским («Руки-ноги за любовь») акцентом?

— Поверьте, нет ничего сложнее русского языка! С шотландским акцентом говорить довольно легко – моя жена из Шотландии, как и половина моих родственников, поэтому я вижу и, главное, слышу шотландцев постоянно. Северо-ирландский акцент – а именно на этом диалекте мне приходилось говорить, играя Уильяма Берка в фильме «Руки-ноги за любовь» – давался мне куда сложнее. Приходилось ломать язык. Но, опять же, ничто не сравнится с теми мучениями, которые я испытывал, стараясь говорить по-русски!

— Добро пожаловать в наш мир, Саймон! Слушай, вот ты уже дважды сыграл роль Бенджи в «Миссии». Вскоре тебе придется еще раз сыграть Скотти в «Звездном пути». Тебе не кажется, что эти два персонажа во многом похожи, если не сказать одинаковы? Оба – гики-технари, которые толкают самые смешные шутки в самый неподходящий момент.

— Да, между ними есть определенное сходство. Дело в том, что Скотти – он такой бывалый, тертый инженер, довольно крутой, часто не чурается грязной работы. Он очень опытный и прожженный, самый старший член в команде. Бенджи же на самом деле такой маленький, безобидный щенок. Он отправляется на одно из своих первых серьезных заданий, и на первую миссию, где ему приходится действовать в боевой обстановке – на позиции, а не в штабе. Он очень взволнован, так как ему поручено работать с самим Итаном Хантом, поэтому у него часто все валится из рук. Но ты права, они оба занимаются техническими вопросами. Хотя Скотти, если честно, не совсем гик – он просто бухает виски целыми днями.

— Давай начистоту – ты хороший актер. Не сочти за комплимент, но играть ты умеешь, и мимика у тебя невероятно богатая. Но при этом ты как-то сковываешь себя в рамках комедийного амплуа. Тебе не хочется попробовать себя в драматической роли? Сыграть Гамлета?

— Вообще-то я уже играл Гамлета, когда был моложе – в театральной постановке в колледже Стратфорда-на-Эйвоне, где я учился. Но вот буквально только что я закончил сниматься в фильме под названием «Невероятный страх перед всем», в котором сыграл очень необычную роль. Формально это тоже комедия, но при этом мой персонаж претерпевает разные трансформации – мне было очень интересно и довольно трудно его играть.

— А, так это тот самый фильм, который поставил фронтмен группы Kula Shaker Криспиан Миллс?

— Да-да, вместе с другим режиссером — Крисом Хоупвеллом. Мой персонаж — писатель, который специализировался на детских книжках, а потом перешел на детективные романы, и теперь страдает паранойей и считает, что его вот-вот должны убить. Эта роль совсем не похожа на те, что я играл раньше. А вообще таковы правила игры: когда работаешь в Голливуде, тебе предлагают роли, похожие на те, которые ты уже когда-то играл, потому что они наверняка знают, что это у тебя получится. Джей Джей Абрамс пригласил меня сниматься в третьей «Миссии», потому что он увидел «Зомби по имени Шон» и решил, что я подходящий кандидат на роль Бенджи. А так как я в Голливуде недостаточно известен, особо выбирать не приходится. Остается надеяться только на то, что количество фильмов поможет мне расширить диапазон ролей.

— Как обстоят дела с трилогией «Корнетто»? (в двух первых фильмах запланированной трилогии, «Зомби по имени Шон» и «Типа крутые легавые», герои то и дело поедают мороженое «Корнетто»; отсюда и название – прим. TimeOut)

— Мы с Эдгаром Райтом ждем не дождемся, когда сможем, наконец, приступить к работе над нашим третьим фильмом. В январе начинаются съемки нового «Звездного пути», и они займут примерно 5-6 месяцев. Так что, надеюсь, сразу после этого будет самый подходящий момент, чтобы заняться заключительной частью трилогии. У нас уже есть наброски сценария, их нужно только привести в порядок и прилизать, как следует.

— А где же ты, Саймон, был, когда твой друг Джо Корниш снимал «Чужих на районе»? Вся банда была в сборе — Ник Фрост играл одну из ролей, Эдгар Райт и Найра Парк продюсировали. Только тебя не хватало.

— (Улыбается) Черт, и вправду, а где же я был-то?… Я уже и не помню, слушай! Но вообще мы ведь не обязательно должны всегда работать все вместе. Я вот люблю смотреть фильмы с Ником, к которым я не имею никакого отношения. А то обычно если в кадре есть Ник Фрост, то там обязательно есть и я. Мне что-то надоело смотреть на себя, хочется просто расслабиться, сесть и любоваться Ником – он же смешной чувак. Я очень рад, что у него есть разные предложения, что он востребован, и что не всегда с ним рядом нахожусь я, готовый испортить всю малину. Сейчас он занят на съемках «Белоснежки и охотника» – я очень хочу поскорее увидеть это кино. Из Ника выйдет отличный гном.
 

16 декабря 2011,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация