Москва
Москва
Петербург
Внутренняя империя

Внутренняя империя

Очередная грандиозная линчевская муть - три малопонятных, но завораживающих и жутких часа экранного времени.
Критиковать этого парня с седым "коком" и растерянной улыбкой не очень принято. Все разговоры о фильмах Дэвида Линча обычно сводятся к "абсолютной загадке", расшифровать которую не под силу простым смертным. Это, конечно, ерунда. Кино Линча настежь открыто для интерпретаций, другое дело, что тут нужно заканчивать не киноведческий, а психфак. Как и в монологе лежащего на кушетке пациента, смысл в этих фильмах прячется по углам: в оговорках, эпизодах и каламбурах — а вовсе не в фабуле. Правда, копаться в комке фантазмов мало кому под силу, поэтому фильмы Линча окружены аурой восторженного непонимания, как какой-нибудь "Черный квадрат". Единственные, кто осмеливается оспаривать величие этого эксцентрика — крайне левые умники, которых бесит его социальный дарвинизм (Линч убежден, что бедняки сами виноваты в своих проблемах) и вызывающее отсутствие очевидного содержания и авторской позиции, которым он подчеркивает иллюзорность всего, что только можно снять на пленку. И знаете, они правы — по крайней мере, в случае "Внутренней империи", которая прямо оскорбляет уже не только простого человека с попкорном, но и благожелательного знайку с томиком Фрейда под мышкой. "Империя" - даже не парафраз, а осознанная штамповка, репродукция предыдущих фильмов режиссера.

Кино состоит из фирменных линчевских элементов. Название — снова топоним ("Внутренняя империя" - это район Лос-Анджелеса). Фабула — "блондинка в опасности", как в "Твин Пикс" или "Малхолланд Драйв": Лора Дерн, играющая кинозвезду по имени Никки Грейс, весь фильм предчувствует беду, видит призраков и в конце концов получает отверткой в живот. Обстоятельства — снова "кино о кино": Никки Грейс играет в жестоком романсе On High in Blue Tomorrows женщину по имени Сьюзан Блю, которую сперва соблазняет женатый мужчина (Джастин Теру), а потом убивает его ревнивая жена.

Разумеется, тут есть и двойники — героиня (или даже героини) Дерн мистическим образом связаны с какой-то польской девушкой из довоенной Лодзи. Есть и инфернальный карлик, изрекающий мрачные пророчества, и камео Лоры Херринг, и зловещие интерьеры.

Но при всей своей переполненности намеками "Внутренняя империя" - паршивое кино с потребительской точки зрения. Оно снято бытовой видеокамерой, дающей на экране буйную жизнь пикселей, но превращающей изображение в кашку, в режиме автофокуса и с 40-ваттными лампочками в качестве осветительных приборов. С камерой управляется сам Линч, и главный операторский прием — ткнуть объективом в лицо актера так, чтобы получился эффект "рыбьего глаза". Фильм снят без сценария и длится три часа. Треть диалогов — на польском.

Разумеется, упрекать Линча за каждый из этих приемов так же глупо, как сетовать на то, что "Веревка" Хичкока снята всего одним планом, а в "Догвилле" нет натурных съемок. Но в сочетании с пресловутой "абсолютной загадкой" все это драматически усугубляет в зрителе чувство собственного бессилия и никчемности. То есть можно, конечно, презреть все трудности и попытаться рассмотреть в темных коридорах "Империи" сокровенное знание о человеческой природе. Но это точно будет не путешествие к сердцу тьмы, скорее напряженная медитация на цифровой "снег", как в "Белом шуме".

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Внутренняя империя

Внутренняя империя

"Внутренняя империя" Линча - одно из самых тяжелых киноиспытаний этого года. Фильм снят вообще без сценария, на бытовую видеокамеру.
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация